Форум RottKo-Spb
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.


Форум помощи попавшим в беду ротвейлерам
 
Сайт  ФорумФорум  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

 

 Для размышления...

Перейти вниз 
АвторСообщение
Ева Маршева
RottKo
Ева Маршева

Сообщения : 1330
Дата регистрации : 2010-09-25
Возраст : 41
Откуда : Санкт-Петербург

Для размышления... Empty
СообщениеТема: Для размышления...   Для размышления... EmptyСб Дек 17, 2011 5:38 am

http://www.novayagazeta.ru/society/50087.html

«Однажды я зашла в дикую стаю»

Владелица пяти приютов для собак Дарья Тараскина говорит все, что она думает о людях
16.12.2011



Фото Юлии Балашовой


Марина АХМЕДОВА





Все пять приютов Дарьи Тараскиной содержатся на ее личные средства. Она не сразу соглашается на встречу со мной — не любит журналистов. На миллионершу Дарья не похожа. На женщину, способную справиться с собакой крупных размеров, — тоже. Она — маленькая, скромно одетая блондинка.



— Вы знаете, какое у меня в последнее время ощущение от СМИ? «Бей жидов, спасай Россию», — говорит она, усаживаясь за маленький столик напротив меня, а я не понимаю, при чем тут жиды, если мы собирались говорить о собаках. — Идет человек по улице, видит — еврей. И в гетто его. Так было раньше. А сейчас идет человек, видит — собака. И ее тоже в гетто, в свое, собачье.

— К чему вы это?

— К тому, что сегодня видела репортаж… А журналисты очень часто поднимают эту проблему, как будто специально ведется такая пропаганда с очень нехорошим оттенком. «Они нападают! И что мы будем делать весной, когда у собак начнутся свадьбы»… Как будто это — не собаки, а какие-то мартовские коты, честное слово… У собак течка бывает регулярно и не зависит от времени года. И суть всех репортажей сводится к одному: сначала собак надо убрать, потом снова убрать и еще раз убрать…

— О чем был репортаж?

— О создании поселения для животных в Калужской области. И все — «за», депутаты тоже «за»… И сейчас начнется очень страшная пропаганда «за».

— Что в ней страшного?

— Старушечки, кошечки и собачки должны быть выселены в экопоселение, а деньги от сдачи квартиры пойдут на их содержание. Как это назвать?Системой выдворения в гетто? Только в роли изгоев у нас сейчас выступают несчастные нищие, которые поделились с собакой последним куском хлеба.

— Говорят, что вот это «поделились» и является главной проблемой. Собак прикармливают, в результате их популяция растет…

— Эти бабки, подкармливающие собак на свои несчастные гроши, нас охраняют — сытая собака на человека не кинется. Как это назвать? Я слово не вспомню…

— Геноцид.

— Да! Натуральный геноцид, — Дарья закуривает сигарету и делает заказ вышколенному официанту. Шикарная обстановка ресторана мало подходит для разговоров о геноциде. — Только не по национальному и не по религиозному признаку. Это — искоренение всего доброго в человеке, человека в человеке.

— Дарья, давайте честно. Вы же тоже ненавидите? Людей… Бытует мнение, и я сталкивалась с ним не раз: с собаками возятся только отморозки, которые либо людей ненавидят, либо всего мира боятся…

— Людей не люблю, — помолчав, говорит она. — А почему нет? Что они — люди — сделали хорошего? Есть люди, у которых можно поучиться, и я благодарна им за это. Но должна ли я любить человека только за то, что он человек? Я не христианка в таком уж понимании этого слова. К сожалению, я имею дело с подонками от рода человеческого, которые выбрасывают собак, а я их собираю. Я знаю, где-то там, — она указывает рукой в неопределенном направлении, — есть вторая половина людей, которые увидели и помогли. Но мне-то они не звонят. Я им не нужна — они приняли решение быть добрыми, они взвалили на себя эту ношу добра и ее несут. Вчера мне позвонил мужчина: «Хочу сдать собаку». Ну, во-первых, это слово «сдать»… Что сдать? Металлолом? Макулатуру? У меня только такие ассоциации с этим словом. Начинаю говорить и выясняю, что звонит мне заводчик шарпея, у которого сука-мать заболела. Он начал ее лечить, помучился полгода, не получилось. А теперь хочет, чтобы ее полечила я.

— Он собирается ее потом забрать?

— Нет. Зачем? У него остались молодые суки от нее же. Извините, а почему я? — Дарья отодвигает от себя тарелку с лингвини. — Вы сами приняли решение ее завести, она вам приносит доход. И каким же боком я должна за нее отвечать? А вы знаете, что лечить животное сейчас — дорогое удовольствие. Ветеринары, ветклиники не знают меры. Что такое двадцать, тридцать тысяч за операцию?.. Ему дорого! Он не хочет! За что мне любить людей? А вы знаете, какую мы вчера собачку подобрали? Рассказываю: аб-со-лют-но слепой, очень старый пудель, без зубов и с онкологией. Он не в состоянии сам потеряться, потому что еще и глуховат, и когда рядом чувствует ногу, просто боится от нее отойти. Естественно, его выкинули — поставили рядом и быстренько от него сбежали…

— Вы возьмете девочку-шарпея?

— Нет… — по ее лицу я вижу: она знала, что разочарует меня ответом. — Нет, не возьму. Я ему сказала: «Подумайте… Она ваша, и это ваше решение, ваша ноша, ваш грех. А ваши долги на себя брать не буду». В таких случаях мне часто говорят: «Неужели для того, чтобы вы взяли, нам нужно выкинуть животное на улицу?» Но не факт, что оно встретится мне на дороге. Мне встречается лишь одна сотая часть того, что есть. И специально по вашему району я кататься не буду.

— Вы же добрая. Почему кого-то берете, а от этой отказываетесь?

— Мне очень больно, — говорит она, и на какой-то миг в ее глазах мелькает выражение, какое я видела у собак в ее приюте. — Мне очень больно, потому что эти животные больны. И человек не имеет права их выбрасывать. Он не имеет права выбрасывать старика, ребенка или больного. Если они не нужны тебе, то почему должны быть нужны какой-то нянечке, которая работает за пять рублей? Какой-то воспитательнице, которая постоянно думает о том, что ее личная жизнь не сложилась? Или государству, которое ворует? Кому он нужен, твой ребенок, твой старик, твоя собака?! Кому, кроме тебя?! Да и сам ты потом не будешь нужен — перейдешь в категорию слабых. Так бездумно вести себя для того, чтобы потом с тобой поступили так же…

— Собаки кусают людей, мстя за то, что когда-то их выбросили?

— Бездомные собаки — не ди-ки-е. Достаточно двух-трех выброшенных домашних, которые не будут бояться человека и попытаются ему мстить. Есть приметы, отражающие состояние общества. Например, примета любой войны — рождение большого количества мальчиков. И есть другая примета: чем больше покусов, чем больше выкинуто, тем больнее общество. Сами собаки не злые, они злобу в себе не аккумулируют.

— Они ее отражают?

— Они ее отражают. Единственный выход — быть добрыми. Только доброта сможет остановить агрессию. Люди не любят разбираться в причинах. Они видят только картинку по телевизору — «они кусаются»… Люди не умеют разговаривать с собаками. Однажды я зашла в дикую стаю. Я понимала, что работаю против правил. Я была одна, но мне нужно было забрать щенков, потому что стая начала увеличиваться бешеными темпами, — Дарья складывает перед собой руки. Я замечаю на них шрамы. — У меня была большая сумка через плечо, и я клала щенков в нее. Они визжали. Собаки отбивали у меня своих детей. Знаете, что делает стая ворон, когда хочет убить кошку? Загоняет ее на дерево, на самую тонкую ветку, две птицы спереди ее отвлекают, а третья заходит со спины, клюет, кошка разворачивается, теряет равновесие и падает вниз. Собаки действовали по тому же принципу — заходили со спины. Все это время я разговаривала с ними — ругалась, орала, плакала, у меня постоянно менялся тон, интонации. Это был спектакль одного актера. Но публика могла меня наказать за то, что я ворую ее детей. Я говорила им: «Я понимаю, что делаю вам больно»… Я вышла из стаи, собаки провожали меня до проезжей части.

— То есть они вас поняли? Поняли человеческий язык?

— Ну, я же не буду считать себя такой уникальной, — отвечает она. — Собаки понимают наш язык, а мы их — нет. У собаки есть ум и есть душа. Человек ей столько плохого сделал, а она прощает. Вы видели Тигра, вы знаете его историю. Это — животное, которое человек специально родил и воспитал для того, чтобы оно охраняло и убивало ради него. На его душе остались шрамы… Такие же оставляет на людских душах война, и они всю жизнь живут с ними. А Тигр простил человека, хотя с тех пор прошло всего два года… Я помню, как в 90-х годах мы пришли на разоряющийся завод ЗИЛ и брали собак. Там были собаки, охранявшие по ночам корпуса. За каждой собакой числилось по четыре-пять трупов — «кто не убежал, я не виноват». Они были брошены, а врач побоялся прийти и их усыпить. Мы брали их вдвоем с шестнадцатилетней девочкой. Другие боялись. А у молодежи крышу сносило — мы такие крутые. Это возрастное — отсутствие тормозов.

— Дарья, объясните мне, что такое «мы брали собак»?

— Приехали вдвоем на машине, а они через забор на нас швыряются…

— У вас тоже тормоза не работали?

— Работали. Моими тормозами стало время. То есть я должна была потратить больше времени на уговоры. Девочка хотела сразу войти, я не позволила. Уговорами мы усыпили их бдительность, а дальше — сноровка.

— Сколько лет вы занимаетесь собаками?

— Двадцать пять. Я занимаюсь всеми животными.

— Почему вы так реагируете на журналистов?

— Потому что по собакам в СМИ перебор.Как будто специально проплаченное вдалбливание в мозги. Обыватели не умеют правильно оценивать информацию. Они принимают ее только в виде рекламы — надо жрать стиморол и ходить в хаггис… Если человеку каждый день говорить, что он свинья, он когда-нибудь хрюкнет.

— На въезде в ваш приют я заметила очень дорогие машины. Первая мысль — здесь на животных делают деньги…

Дарья улыбается. Кажется, мой вопрос ее даже обрадовал. — Так вот, если я не буду иметь этих приютов, то у меня будет гораздо больше таких машин и всего другого.

— Откуда у вас деньги?

— Муж работает.

— Для того чтобы обеспечивать такие приюты, он должен быть, по крайней мере, мини-олигархом.

— Он и есть.

— А вы не похожи на жену олигарха.

— А я вообще не похожа на клан новых русских. А я и не должна. Я не пребываю в том кругу, он мне не нужен. Я сложилась задолго до того — когда ходила на две работы в драных сапогах и у меня было двадцать собак, которых мне завтра было нечем кормить. Я через все это прошла. Деньги попали ко мне, когда они уже не могли меня испортить.

— Потому что вы общались с собаками?

— Нет, — говорит она, затягиваясь сигаретой. — Это генетика. Это семья и это воспитание… Доброта никогда не планируется. Кому-то ты окажешь помощь, а кому-то — нет. Потому что в данный момент эмоции могут не сработать. Но когда ты идешь мимо, и тебя цепляет взгляд, заглядывает тебе в душу, и ты чувствуешь его всем своим существом… И ты уже не можешь пройти мимо и идти дальше, не замечая…

— Человеческие взгляды заглядывали вам в душу?

— Никогда. Однажды я шла по переходу. А там дети — свернулись в комочки, и похожи на собак, которые поджали хвост. Говорю им: «Нельзя вот так — в помойке. Садитесь в машину». Им, видимо, было совсем хреново, потому что они сели. Привезла их к себе в приют. Предупредила: у меня не забалуешь — у вас будет чистая постель, одежда, еда, но два часа в день вы будете работать — собачек и кошечек чесать. Мои сотрудники баню натопили, давай у ребят вшей выбирать. Прониклись. Няньками стали. Я от них такого не ожидала. Первый сбежал на следующий день. Второй воровал, бегал по деревне, рассказывал, что его у нас бьют. Сагитировал местных мальцов клей нюхать. А ребята переживают… Гоняются за ним, как за потерянной собачонкой. Я ему сказала: «Я тебя предупреждала — ты должен принять правила игры. Ты мне наврал, ты оболгал и обворовал людей. В последний раз дай честное слово…» А он смотрит на меня тупыми глазами и говорит: «Я ж не человек, я шваль подзаборная»… Посадила его в машину и выкинула там, где взяла.

— Вы думаете, он был в состоянии понять и принять правила игры?

— Я знаю, что халява в жизни портит раз и навсегда. Раз и навсегда, — рукой Дарья описывает в воздухе крест, будто ставит его на ком-то. — С какой стати чужая тетя будет ему что-то дарить? Было время, я бомжей подбирала. Едешь по дороге, а «оно» валяется на обочине. Беру его в машину. Как тебя звать? А он все кличку называет. А я до имени-отчества допытываюсь, заставляю вспомнить, что он — человек. Говорит: «Знаю. Вы меня на органы везете». «Слушай, мужик, ты все свои органы давно пропил. Они только спиртовой банке нужны»… Раньше я представить себе не могла, что хозяин возьмет своих щенков и выбросит. Двадцать лет назад не было такой безответственности. Раньше у людей было терпение…

— Почему сейчас его нет?

— Не знаю. Обнаглевшая нация, — эти слова она говорит в сторону, и мне кажется, жалеет, что их произнесла. — Тогда люди много страдали…

— А сейчас нас портит высокий уровень потребления?

— Равнодушие, как и диабет, — болезнь благополучия. Сытый голодного не разумеет. Тогда люди помнили войну, страдание, боль…

— То есть для того, чтобы быть добрым, надо пострадать?

— Пока ты сам не почувствуешь голод, как ты поймешь голодного?

— Значит, на нашем поколении надо поставить крест? Если все будет хорошо, добрым ему не стать?

— Нет. Они живут. Они живые. А жизнь еще поцарапает каждого. Человек попадет под машину, в больницу, потеряет близкого, и тогда он поймет и примет чужую боль.

— Я заметила, что владельцы породистых собак не любят дворняг. Это так?

— А я вам скажу почему, — она придвигает к себе тарелку давно остывших лингвини и начинает накручивать их на вилку. — Когда своей породы не хватает, нужно выдвинуться за счет породистой собаки. Ты думаешь, она у тебя на поводке, а на самом деле — ты у нее. Она помнит десять своих поколений. А ты вообще что такое? Ты — раб, не помнящий своего родства, не помнящий прошлого, не знающий настоящего. Ты хочешь выдвинуться за счет породистой собаки, дорогой машины, красивой жены…

— А сам — дворняга?

— Шавка, — поправляет меня Дарья, и в этот момент я резко ощущаю, что она может быть не только очень доброй.

— Ваши сотрудники говорят, вы никогда не плачете. Это так?

— Недавно я плакала. Когда узнала, что американские биологи, получившие Нобелевскую премию за то, что обучили орангутангов, шимпанзе и горилл понимать человеческий язык и излагать свои мысли, отправили обезьян на смерть, когда те перестали быть им нужны… Обезьяны плакали, потому что все понимали…Что мы делаем? Мы не хотим видеть свое отражение в зеркале и разбиваем его…

— Разбитое зеркало — плохая примета.

— Людям это отразится ужасно. Настолько отрываться и убивать все живое вокруг себя… Бытует мнение: бездомные животные реже болеют, у них сильный иммунитет, они выживают в любых условиях, а у кошки семь жизней — можно ее избить, а она оживет. А ежики едят яблоки. Люди живут, как в сказке. А ежику яблоко и не надо… Ведь написано в Библии: «не убий». Ведь не написано, кого не убий! Вот не написано! Кто, по совести, дал тебе право взять чужую жизнь?! Кто?! Академик Лихачев сказал: я живу за себя и за того парня, потому что кто-то у того парня жизнь забрал. Он чувствовал свою моральную ответственность за то, что надо делать больше и лучше. А мы пытаемся убрать тех, кто нам мешает. Я пришел. Я — человек. Это — вырождение нации. Нации, которая была самой читающей, самой тонкой, самой нежной на эмоции. Как быстро смогли убить эту нацию… Мне страшно. Я боюсь гетто.

— Выхода нет?

— Есть. Надо быть добрей. И стерилизовать своих сук.В моих приютах только двадцать процентов диких животных. Остальные родились дома.

— Значит, главная проблема — выброшенные животные?

— Главная проблема — их хозяева.

Скопировала, потому что такие статьи почему-то долго в инете не живут...
Вернуться к началу Перейти вниз
Ева Маршева
RottKo
Ева Маршева

Сообщения : 1330
Дата регистрации : 2010-09-25
Возраст : 41
Откуда : Санкт-Петербург

Для размышления... Empty
СообщениеТема: Re: Для размышления...   Для размышления... EmptyСб Дек 17, 2011 5:43 am

Мне статья понравилась, хорошая, все правильно, цепляет... Но зло написано... Злобная статья...
Вернуться к началу Перейти вниз
Ева Маршева
RottKo
Ева Маршева

Сообщения : 1330
Дата регистрации : 2010-09-25
Возраст : 41
Откуда : Санкт-Петербург

Для размышления... Empty
СообщениеТема: Re: Для размышления...   Для размышления... EmptyСб Дек 17, 2011 6:11 am

http://vkontakte.ru/video16489441_161436017
Вернуться к началу Перейти вниз
Ева Маршева
RottKo
Ева Маршева

Сообщения : 1330
Дата регистрации : 2010-09-25
Возраст : 41
Откуда : Санкт-Петербург

Для размышления... Empty
СообщениеТема: Re: Для размышления...   Для размышления... EmptyВс Сен 08, 2013 11:24 pm

http://zoosport24.ru/publ/aleksandr_vlasenko/1-1-0-4 - Власенко люблю. Правильно пишет. На всякий случай - копирну, мало ли... Не хочу его статью терять.
«Любить то, что было, - это нечто новое под солнцем, неведомое многим людям и всем голубям. … Только в этом, а вовсе не в бомбах господина Буша и не в нейлоновых чулках господина Дюпона заключено объективное свидетельство нашего превосходства над животными».
Олдо Леопольд «Календарь песчаного графства».
Понятие «хорошая собака» очень и очень расплывчато. Одни считают хорошей собаку красивую, побеждающую на выставках, и разнообразие вкусов и взглядов тут бесконечно велико; другие – способную достичь высших спортивных результатов; третьи - надёжного работника; ещё кто-то предпочтёт собаку, не требующую от владельца существенных затрат времени, внимания и сил, необременительную при содержании в городской квартире… И всё это будут очень разные собаки. При этом какая-то из них, при картинном экстерьере, - хилая телом и душой, отягощена букетом наследственных соматических болезней; какая-то, темпераментная и неутомимая в дрессировке, - вместе с тем туповата, неприятна и назойлива в общении, одержима привычками маниакального характера; храбрый охранник и защитник требует твёрдой руки, а без контроля может быть опасен для окружающих; а та, что по современным, сперва англосаксонским, а теперь и общеевропейским взглядам только и приемлема для проживания в городе, - до деревянности флегматична и до чрезвычайности глупа, и вообще по характеру и мышлению уже стоит, пожалуй, ближе к растениям, нежели к хищным млекопитающим.

Наверняка найдутся желающие повторить избитое: нужны, мол, всякие собаки, поскольку все люди разные, и каждый должен найти себе что-нибудь по вкусу. Что ж, тогда давайте поразмыслим над одним, не очень лестным для владельцев собак, фактом: многие, очень многие из них (примерно три четверти, если судить по косвенным данным) держат собак для компенсации каких-либо своих комплексов, и чаще всего, по мнению некоторых психоаналитиков, в качестве «вредной привычки», позволяющей в удобной форме закрыть глаза на собственные личностные недостатки и жизненные проблемы и отстраниться даже не то, что от их ликвидации, но и от осознания. Отнюдь не малому числу людей собака нужна для самоутверждения. И как говорилось в одном известном фильме, «это больше, чем факт, потому что так оно и есть на самом деле». Добро ещё, если жажда самоутверждения выражается в фанатичном стремлении к победам на выставках или в одержимости при занятиях дрессировкой. Гораздо хуже – в увлечении собачьими боями, а то и в запугивании мирных граждан на улицах. Но множеству закомплексованных нужны ведь, к сожалению, заведомо плохие собаки. Трусливые, болезненные, глупые, а главное – как можно более зависимые. Чтобы было перед кем чувствовать себя гением, героем, спасителем и прочая. Кто не помнит, пусть перечитает Дж. Даррелла «Филе из палтуса», главу «Урсула», - в ней описан характернейший тому пример! В общем, к стыду человеческому, в современном обществе на плохих собак сформировался широчайший социальный заказ. И он, благодаря безответственности и бессовестности, царящим в кинологии, удовлетворяется повсеместно и полностью!

Что человека из пещеры в люди вывела собака, ставшая ему симбионтом - помощником в охоте и союзником в противостоянии крупным хищникам, - любят повторять многие. А вот скользкую тему, как человек платит за былую и нынешнюю помощь своему другу, превращая его системой «культурного» разведения в самые разнообразные модели уродства физического и психического, в среде кинологов затрагивают не слишком охотно. Хотя проблема эта выскочила далеко за пределы декоративного собаководства и теперь относится к абсолютному большинству заводских пород. Причём не только к обширному направлению «выставочного» разведения, но и к тому, что по традиции именуется «рабочим», хотя в значительной части уже определённо должно называться «спортивным».

Спортсменам нравятся собаки, которые выигрывают соревнования, проводимые согласно неким условным нормативам. Спортсмены, конечно же, стараются использовать таких собак в разведении. И что же они, в итоге, разводят?

Наиболее популярные нормативы, по которым соревнуются дрессировщики служебных собак, когда-то создавались в расчёте на зоотехнический отбор особей с поведением, наиболее желательным при их практическом применении: в обыденной жизни – спокойных, разумных и уравновешенных, а в работе – серьёзных, азартных и горячих. Через утрирование нормативных требований и через искусство дрессировщиков здесь, практически на глазах одного поколения собаководов, произошла подмена реальных ценностей мнимыми: теперь в выигрыше оказались собаки с гипертрофированной активностью (и, как выясняется, среди немецких овчарок - зачастую попросту наследственно больные, с суженным спинномозговым каналом и потому с аномально высоким тонусом центральной нервной системы, т.е. постоянно стимулируемые болью), к тому ещё и без лишних, мешающих мыслей в голове, с предельно простым мышлением, у которых, таким образом, темперамент абсолютно превалирует над рассудком. И даже над инстинктом самосохранения: не так уж редки экземпляры, которые в горячности своей не могут и в стандартных условиях соревнований, на привычных препятствиях, рассчитать прыжок, и падают на верхушку наклонной стенки животом. «Спортизированные» (или, как говорят дрессировщики, «заипошенные») собаки достаточно легко обучаются исполнению стереотипных навыков, но в гораздо меньшей степени пригодны для сложной работы на практике, где требуется думать; а больные ещё и недолговечны.

В ряде «рабочих» пород встречаются особи, которые буквально опьяняются азартной игрой «в добычу» и очень скоро нечувствительно переходят порог, отделяющий игру от агрессии. Среди них есть такие, что при игровом возбуждении впадают в истерику. Другие относятся к мячику или к дрессировочному рукаву ревностнее, чем к любимой косточке, и попытка хозяина изъять предмет из собачьей пасти может закончиться дырками. Третьи, при небольшом даже сопротивлении партнёра по игре, пусть в данной роли выступает и сам хозяин, входят в раж и могут сильно укусить, отнюдь не факт, что со злобой, но и не сказать, чтобы случайно. Возможно, они не ощущают особой разницы между игрой и боем либо реальным «выяснением отношений». Но если тут не стоит сдерживающий инстинкт, а для переключения с первого на второе достаточно лишь общего повышения уровня возбуждения нервной системы, то таким собакам в обыденной жизни доверять, наверное, не следует. А уж поручать их заботам ребёнка или домашних животных - нельзя тем более. Так это ли хорошие собаки?

Встречный вопрос: но что же тогда такое «хорошая собака»? Чтобы на него ответить, давайте для начала вспомним, почему у многих народов, чьими верными спутниками и помощниками в обозримом прошлом были собаки (охотничьи, пастушьи, боевые, ездовые), отношение к собаке регулируется куда более жёсткими нравственными критериями, чем отношение к другим домашним животным.

Особые требования по обращению с собаками обусловлены особыми историческими, культурными и моральными традициями, подразумевающими отношение к собаке как к существу, эмоционально и интеллектуально наиболее близко стоящему к человеку и представляющему собой исключительный в своем роде дружественный человеку вид животных. Изначально и по сей день взаимопонимание собаки и человека строилось и строится на том, что у нас с ними, во-первых, схожи принципы организации стаи и поддержания внутри - и межстайных социальных отношений; во-вторых, собаки, как и люди, в норме обладают природным чувством справедливости, причём у них и у нас проявления справедливости очень близки как по выражению, так и по восприятию; в-третьих, выражение эмоций, настроения, желаний мимикой, позами и тонами звуковых сигналов у представителей одного вида в принципе легко читаемо представителями другого. (Кстати говоря, не оттого ли у китайцев собака считалась глупым, а свинья – умным животным, что собакам трудно понимать людей, тональный строй языка которых противоположен тому, что собака способна по своей природе верно истолковывать?).

Исходя из этого, мы можем сделать первый вывод: в традиционном представлении хорошая собака, прежде всего, обладает сильно выраженными, регламентированными на инстинктивном уровне качествами социального поведения. Например, контактностью, способностью к взаимопониманию и дружбе, альтруизмом. Этими качествами чётко регулируются проявления агрессии, радости, иных сильных эмоций, обусловливаются такие сложные формы поведения, как взаимовыручка, забота о молодняке, охрана общей территории и т.д. в той норме, что обеспечивает существование здорового микроклимата в стае, способствует наибольшей устойчивости иерархической стайной структуры и структуры положительных социальных связей, а значит, и самой стаи в более или менее трудных условиях среды. Именно из-за наличия столь мощных поведенческих регуляторов нерушимые правила жизни, в собачьем понимании относящиеся и к собакам, и к людям, позволяют нам доверяться ей. Другими словами, хорошая собака характеризуется прогнозируемостью поведения, нормы которого жёстко ограничены здоровыми инстинктами. Поэтому взрослая хорошая собака не может всерьёз укусить ребёнка, сама стремится согласовать свои действия с желаниями хозяина, следит за безопасностью членов семьи, но без нужды и без предупреждения ни на кого не бросится, старается поддерживать установленный порядок взаимоотношений со «своими» и «чужими»…

Разумеется, что для адекватной оценки разнообразных жизненных ситуаций, для быстрого понимания требований хозяев, для полноценного общения с окружающими хорошая собака должна быть умна. Найти рациональное определение качеству собачьего ума весьма сложно. Сюда мало включить лёгкую обучаемость, способность к обобщению, к верным умозаключениям на основании опыта, память. По-настоящему хорошая собака обладает некой не вполне объяснимой интуитивной способностью чувствовать событие, особенно – опасность, явно до того, как оно может быть воспринято известными органами чувств или даже до его наступления. Более того, хорошая собака способна и к правильным упреждающим действиям по своему предчувствию. И ещё она умеет как-то сразу и безошибочно определить, хороший перед ней человек или плохой. Несомненно, именно эти свойства имели в виду древние составители Авесты, когда утверждали, что умом собаки держится мир.

Хорошая собака не может быть трусливой. Трусость подавляет в ней лучшие качества точно так же, как и в человеке, превращая ум в хитрость, а сообразительность в изворотливость, стойкость же в упрямство. И всё это в итоге обращается против желаний и интересов хозяина. Краеугольный камень хорошего поведения – смелость. Смелая собака экспансивна: её энергия, её нормальная природная агрессия направлены на покорение внешнего, за пределами стаи, мира. У трусливой же собаки реализация агрессии направлена на знакомое, относительно безопасное, т.е. на членов своей стаи, на хозяев. Фрустрация, порождённая трусостью, выражается в разных формах: от постоянной замкнутости и низкой контактности (когда можно говорить о склонности к оцепенению при страхе) до регулярных покусов хозяина и членов его семьи (высокая раздражимость при злобно-трусливом поведении), включая между указанными крайними проявлениями и такие неприятные моменты, как деструктивное поведение (порча вещей) и преднамеренное нарушение порядка. В любом случае трусость затрудняет процессы обучения и воспитания собаки и, что немаловажно, сильно снижает удовольствие от общения с нею.

Хорошая собака обладает нормальной, т.е. поддающейся коррекции и контролю, агрессивностью. «Мы не знаем ни одного живого существа, которое способно к личной дружбе и при этом лишено агрессивности», - писал К. Лоренц, имея в виду внутривидовую агрессивность, кою собаки в несколько преломлённой форме переносят на людей. И ещё: «…внутривидовой агрессивности без её противника, любви, бывает сколько угодно, но любви без агрессии не бывает» . Здесь в первую очередь следует рассмотреть проблему разведения «безопасных» собак, чем много лет озабочены британцы, а в последнее время также и собаководы континентальной Европы, преимущественно из стран, где «зелёные» дорвались до власти. Устоявшуюся в Великобритании традицию разведения собак для «массового потребителя» можно охарактеризовать как полифакторный негативный отбор по агрессивности. Но можно и как селекцию на превращение собаки из высокоразвитого существа в диванное животное с довольно примитивным поведением и отсутствием каких-либо душевных качеств. Ведь «проблемы безопасности» порождаются не только наличием у собаки мало-мальски сильного характера, но и живым темпераментом, и потребностью в познании мира (исследовательской активностью, которая, в частности, тем выше, чем выше интеллект), и сложным социальным поведением, лежащим в основе установления отношений по разделительному принципу «свои» - «чужие». А значит, для достижения нужного результата посредством разведения выгодно, наряду с прямым «гашением» агрессивности: «растянуть» время формирования взрослого поведения, по возможности сохранив пожизненный инфантилизм; довести флегматичность до самых крайних пределов; вообще понизить функциональную активность головного мозга. Идеальным выражением указанной тенденции является некий живой аналог тамагочи, обладающий легко удовлетворяемыми животными потребностями, и только. Делай с ней всё по режиму, тогда рано или поздно выработаются условные рефлексы. Скулит у миски, – дело ясное, надо сыпануть гранул из пакетика. Ноет у двери – тоже понятно, хочет гулять. А коли живность потребует участия в процессе размножения, её желания можно упредить кастрацией: в англосаксонском мире у абсолютного большинства собак их естественные права урезаны хирургическим способом. Причём кастрация широко рекомендуется тамошними зоопсихологами как простое и эффективное средство против агрессивности и избыточной активности. В общем, «безопасная» собака – довольно вяло и плоско живущее животное, почти безразличное к своему окружению. Её поверхностная привязанность к ухаживающим за нею людям является для последних удобоваримым суррогатом любви, вполне достаточным для того, чтобы получать удовольствие от общения с «кусочком живой природы». А то, что данной собачке сменить хозяев – раз плюнуть, мало кого задевает за живое. В действии золотое правило «массовой культуры»: «имитация, которую охотно принимают, лучше труднодостижимой подлинности». И здесь мы напрямую сталкиваемся с ужасающим симптомом западной городской цивилизации – непониманием Настоящего, неспособностью к его восприятию и, как следствие, его отторжением. Отторгается всё, что не вписывается в общую стандартизированную картину искусственного комфорта, обеспечивающего радости мещанского бытия. И этот канализированный путь пагубен не только для собак, но и для самого человека.

В системе мировоззренческих координат, основанной на псевдодемократических ценностях и правах человека, центральное место занимают не Бог и даже не человек, а сами по себе декларируемые ценности и права. Это так, даже если американцы не один, а сто раз на каждом долларе напечатают рекламный слоган своей религиозности. Указанные ценности, между тем, обладают некоторыми свойствами живых организмов: они, в частности, быстро размножаются посредством законодательных органов и захватывают пространство целых государств, вытесняя из употребления, а потом и из сознания людей традиционные представления о справедливости, чести, моральности, греховности, в том числе и заповеди, сформулированные в великих вероучениях. А подменять мораль и совесть любыми, даже самыми совершенными законами нельзя, потому-то культура и цивилизация вовсе не одно и то же. В культурном обществе невозможны эксцессы, подобные дикому истреблению ротвейлеров (как то случилось в Великобритании пятнадцать лет назад) либо недавней кампании по ликвидации пит-бультерьеров и ряда других подвернувшихся под руку пород, прокатившейся по многим странам Европы и сопровождавшейся убийствами собак, избиениями их владельцев и прочими выходками идиотов, успешно зомбированных средствами массовой информации.

Трудно отрицать, что в странах западной цивилизации широкая общественность исполнена гуманизма и любит животных. Готова прямо-таки задушить в своих объятиях. Потому добилась запрета купирования ушей и хвостов (пусть себе травмируются; но отчего-то кастрация к разряду запрещённой вивисекции не отнесена). Потому не позволяет использовать жёсткие методы дрессировки (кому очень надо, спортсмены, военные и полицейские, втайне всё равно, конечно, их применяют; а вот «массовый потребитель» таковой возможности практически лишён и от собак с приличными, сильными характерами вынужден избавляться) . Но для собак куда лучше было бы, если бы общественность вместо лицемерной, липкой любви и раздутого, навязчивого гуманизма испытывала к ним элементарное уважение. А что никакого уважения нет и в помине, легко подтвердить примерами. В Англии, скажем, вполне нормально явление, когда специальная полицейская бригада в защитных костюмах «а ля космонавт» и с петлями в руках входит во двор, где, как следует из соседского доноса, содержится агрессивная собака, затем, невзирая на протесты хозяина, ловит эту собаку, суёт в клетку и увозит в участок на сутки-другие для обследования зоопсихологом. И если собака позволит себе хотя бы символически огрызнуться на ловцов или «исследователей», домой она, скорее всего, больше не вернётся. По летальным причинам. Или, вот, согласно закону, едва не ставшему всегерманским, чтобы за крупных собак целого ряда пород (кавказских овчарок, бульмастифов, ротвейлеров и других) не платить налога, в несколько крат превышающего обычный, и не выводить их за пределы двора только на коротком поводке и в наморднике, следует пройти тестирование, в ходе которого собака ни разу не должна проявить агрессии. Тест состоит примерно из двух десятков воздействий различного рода, включая имитацию нападения постороннего, издающего угрожающие крики и размахивающего над собакой большой палкой, а в другом варианте – чиркающего у неё под носом зажигалкой. То есть не принятый пока закон охраняет от вероятных покусов способного на подобные поступки буйного сумасшедшего только потому, что тот родился человеком, и обрекает на беспомощность и страдание оказавшуюся у него на пути психически нормальную собаку лишь по той причине, что она, в порядке самообороны, может нарушить его права. До дикости оголтелый, пещерный антропоцентризм!

В одной недавно вышедшей книге приведены слова кого-то из японцев, напрямую относящиеся к затронутой теме: «Мы понимаем, что отличаемся от животных, но не до такой степени, чтобы отделяться от них. В отличие от европейцев мы не так добры к животным, более того, иногда бываем даже жестокими, но не настолько надменны и более «вежливы» с ними».

Высокая культура не только не тождественна высокоразвитой цивилизации, но она и совершенно не обязательный её спутник. Вспомним того же Дерсу Узала, назвать которого цивилизованным человеком невозможно, а культурным, вне всяких сомнений, очень легко. Высокая культура подразумевает признание прав не только своих и уважение не только к себе. Что на уровне личности, что на уровне вида. И потому требует известного самоограничения. Такое отношение к окружающему миру вовсе не обязательно должно быть прописано законом на бумаге. Нравственный закон внутри человека – Божественной природы, он выше законов, придуманных людьми.

Хорошие собаки не вписываются в современное цивилизованное, псевдодемократическое общество уже потому, что позволяют себе самостоятельно принимать решения в тех случаях, когда за людей вопросы решают суды и адвокаты. Так нужны ли хорошие собаки этому обществу?

Если мы станем рассматривать данную проблему лишь исключительно с прикладной, потребительской точки зрения, то достаточно быстро придём к отрицательному ответу. С циничной пользовательской позиции нужны не столько хорошие, сколько успешные собаки. А это не всегда одно и то же. Так, например, некоторое время тому назад на телеэкране промелькнул лучший по поиску наркотиков лабрадор с английской таможни. И мимолётного взгляда хватит, чтобы определить в нём перевозбудимого психопата с явно маниакальным поведением. Ничего, кроме как искать наркотики, он не умеет, даже сносно ходить на поводке. Но ведь от него больше ничего никому вовсе не нужно! При крайне узкой специализации, может быть, нормальное поведение вообще не желательно. Вспомним собак спортивных, тех, например, что состязаются во флайболе. Налицо маниакальные психозы с мощнейшим самоподкреплением: каждая поимка мяча всё сильнее и сильнее стимулирует желание ловить следующие мячи, вплоть до полного изнеможения. А, скажем, «ипошники», большей частью, решительно повёрнутые на апортиках, многим ли лучше? Значительное количество из них за апортиком в чужих руках готово хоть на край света уйти. Почитаешь, что пишут о поведении «ипошных» овчарок апологеты сего «спорта», и, право слово, не знаешь, что делать: смеяться над «подвыподвертами» насквозь проспортивленных умов или плакать о судьбе бедных собак. Ведь последних («рабочего-прерабочего» разведения, дрессированных-предрессированных и даже успешно выступающих на соревнованиях!), оказывается, и в квартире без клетки держать нельзя, ибо громят всё и вся, и мимо играющих детей водить нужно только на поводке, а то мячики у них отберут, невзирая на команды, и остановить, ежели бросились за оленем, можно разве что с помощью электрошокового ошейника. И это овчарки, блин! А как их воспитывают и дрессируют - это вообще отдельная и очень печальная песня. В частности, ради того, чтобы направить всю без остатка энергию собаки в спорт, дрессировщик, научившийся уверенно произносить слово «мотивация», старательно лишает несчастное животное нормальной собачьей жизни, оставляя ему, помимо возможности необходимого отправления естественных потребностей, только примитивную игру с разного рода апортировочными предметами, подкрепляемую время от времени ещё и лакомством (что лежит в основе современной спортивной дрессировки), и собственно исполнение нормативных упражнений в стандартных условиях. Воспитание в традиционном понимании, как процесс социальной адаптации, связанный с прикладной дрессировкой, не приветствуется и почти отсутствует, поскольку навыки, обретаемые воспитуемой собакой, плохо совмещаются с требуемым в спорте бешеным темпераментом, с которым должны исполняться почти все, пусть и самые простые, приёмы. Потому ещё, чтобы собака не расхолаживалась, не рекомендуется подавать ей в быту какие-либо команды. Понятно, что клеточное содержание такой овчарки продиктовано не только её, с нашей точки зрения, невоспитанностью, но и является неотъемлемой частью формирования крайне узко специализированного поведения. И одним из средств превращения более или менее здоровой психики в параноидальную. Но аморально не только само по себе применение таких методов «трудоголизации». Ведь здесь, охватив одним взглядом всю картину, мы без напряжения можем разглядеть некий вариант классического рабства, когда живое, мыслящее существо содержится и используется исключительно в качестве механизма, и которому именно поэтому не позволяют ни развивать мыслительные способности, ни, соответственно, полноценно жить в кругу людей. Право, трудно назвать любителями собак тех, кто воспитанию друга предпочитает выращивание из щенка раба. Ну а мы, итого, приходим ко вполне однозначному выводу: современные утрированные требования к рабочим или спортивным качествам если не всегда, то в ряде случаев ориентированы на собак с явно выраженными аномалиями поведения.

«Реклама – двигатель торговли». Этот известный принцип, эксплуатирующий человеческую стадность и глупость, в полной мере относится к продаже собак частным лицам. Количество титулов, «цацек» и «кочерыжек», раздаваемых на выставках, пожалуй, уже превышает количество экспонируемых собак. Людям со стороны, не вращающимся в кинологических кругах, невдомёк, что «чемпионская» родословная, на которую они покупаются, приобретая щенка, во многих случаях не столько сертификат качества, сколько удостоверение инвалидности. В целом, выставочное разведение противонаправлено разведению хороших, прежде всего – пользовательных собак. Но в качестве аргумента такой довод мало эффективен. Те, кто хотят обзавестись собакой, особенно – в первый раз, обычно чересчур доверяются организованной системе сбыта с её мишурным блеском ринговых побед, трескотнёй титулов и безудержным враньём насчёт очередных прогрессивных этапов зоотехнической работы с овчарками, доберманами, колли, боксёрами и так далее. Да ещё в целом ряде стран содержание практически работающей охранной или защитной собаки в частном владении стало опасным прежде всего для её владельца: дешевле застраховать своё имущество от кражи, нежели удовлетворить запросы адвокатов вора, попавшего в собачьи зубы. Настоящая, хорошая собака оказывается и для работы не нужна, и для выставок редко когда годится. Опять же, с воспитанием бывают проблемы, потому как умна, настойчива и стремится к лидерству. И случайному человеку очень трудно понять, что главное преимущество её и не в работе даже, а в том, что с ней попросту на порядок интереснее и полезнее общаться.

В общем, издержки западного уклада жизни очень мешают существованию хороших собак. Впрочем, возможно, что здесь дело не только в социальных условиях и соответствующих им «рамках поведения» людей, но и в закрепившихся уже на органическом уровне особенностях восприятия нормы как таковой.

При сравнении культур западной (в экстремальном выражении – американской) цивилизации с азиатской обнаруживается анекдотичная, но весьма занятная параллель между национальными психотипами и типами поведения национальных пород собак. Что бы сами американцы по этому поводу ни думали, для всех остальных людей олицетворением американского собаководства был и остаётся пит-бультерьер. Как у туркменов – алабай.

Молодая североамериканская нация ведёт свой род от людей авантюрного склада, попадавших в Новый Свет кто в погоне за наживой, а кто и вовсе по приговору суда, а также от наиболее изворотливых и живучих рабов и ещё от тех, кто готов был плыть даже за океан ради вольной жизни. Ни одну из этих категорий «отцов нации» язык не повернётся назвать очень уж законопослушной. Но совместная жизнь сама по себе подразумевает необходимость создания некой законодательной базы. Она и была в конце концов создана, но не сформировалась на основе преемственности от законодательства какой-либо другой страны (потому что традиции сохраняются только при существовании схожей культуры отношений), а сложилась на основе разрозненного опыта, потому эклектична, а с логической точки зрения, мягко говоря, и небесспорна. В юмористических рубриках разных газет и журналов частенько цитируются выдержки из законов отдельных штатов, вызывающие если уж не смех, то оторопь. А по-другому и не могло получиться в обществе, где всё разрешено, что не запрещено, где общественная мораль сама по себе не является действенным регулятором поведения.

Наверное, только в стране, где среди людей преимущество всегда имели «успешники», ходившие по краю закона и плевавшие на прочие ограничения, и мог быть создан пит-буль. Как говорится, по образу и подобию… Он сам – типичнейший «успешник», жизнерадостный и темпераментный, смелый, предприимчивый и вместе с тем вполне сообразительный. Всегда и всюду чувствует себя в своей тарелке. Конфликтные ситуации, которые зачастую создаёт сам, разрешает силой. Однако с чувством меры у него плохо. Как и с чувством юмора. Можно сказать, мозги хорошо развиты, но жаль лишь, что только в одной плоскости. Такт, вежливость вообще отсутствуют. Способность к взаимопониманию довольно низкая. В азарте легко переходит от игры к ожесточённой драке. И если уж дело до неё дошло, то нападает без предупреждения, дерётся без правил, насмерть, не считаясь ни с собой, ни с противником. О последствиях не думает, а сдерживающих инстинктов не имеет. Тут уж ему всё равно, щенок перед ним или особь противоположного пола. К пит-булю равно трудно отнести слова «джентльмен» и «вменяемый». В бою он может визжать от боли, что резаный поросёнок, как будто сдаётся на милость победителя, но при этом сам продолжает атаковать. Оставлять даже миролюбиво настроенных пит-булей вместе, вне контроля, значит рисковать их жизнью. Они не способны сосуществовать без надзирающего ока, как, впрочем, и их создатели.

Народы, что исконно содержат среднеазиатских овчарок, отличаются приверженностью традициям, уважением к старшим, религиозной обрядностью, входящей в повседневный быт. Для них очень значим семейный и родовой авторитет. Жизнь буквально пронизана всевозможными ритуалами, скрупулёзное исполнение которых считается хорошим тоном. Честность, порядочность, благородство до сих пор в этих народах ценимы и уважаемы не показушно, а взаправду.

И сравним с пит-булем среднеазиатскую овчарку, алабая. Собака самостоятельная, способная к оптимальной организации стайной жизни, едва ли не умнейшая и надолго всё запоминающая, со здоровыми инстинктами и великолепным соблюдением всех полагающихся ритуалов. При том, что пошутить многие из них любят, однако же свои функции исполняют только на полном серьёзе. На одну обманку два раза не попадаются, правду от фальши отличают быстро. Умеют сами верно определить круг обязанностей и тщательно, с полезной инициативностью, их соблюдают. В различных ситуациях «азиаты» ведут себя по-разному, в зависимости от обстоятельств. Одно дело – на своей территории, другое – на чужой, так – днём, этак – в сумерках и ночью. До смерти с собаками не дерутся, сдавшихся отпускают. Как можно предположить, учитывая азиатский менталитет, пит-буль в кишлаках и аулах придётся, скорее всего, не ко двору. А среднему американцу, самому западному из западных людей, хорошая для Средней Азии собака вряд ли покажется настолько уж хорошей. Не соответствует подсознательным, глубинным устремлениям! (Впрочем, сейчас национальным пристрастиям американцев отвечает, в среднем, совсем иная собака – примерно, как у англичан: круглая в сечении, с добрыми и глупыми глазами, редко сползающая с дивана и совершенно не агрессивная. Но ведь и сами американцы очень сильно изменились… Однако их сегодняшнему вкусу «среднеазиат», пожалуй, отвечает ещё меньше).

И тем не менее, несмотря на это и другие выше описанные несоответствия, именно в нормальности собак и заключается важнейший их фактор полезности для людей западной цивилизации. Причём полезности собак действительно хороших, в традиционном представлении, со здоровым, правильным поведением. А именно: хорошая собака может служить некой точкой привязки к системе этологически нормальных координат в построении общих отношений с окружающим миром, в определенной степени – противовесом ложным ценностям современного общества, пагубно влияющим на развитие полноценной личности.

В целом проблема обесчеловечивания человека в условиях уродливо построенной цивилизации прекрасно описана К.Лоренцом («Восемь смертных грехов цивилизованного человечества»). Коснёмся пары её граней, на которых особенно отчётливо проявляется потребность людей в общении с хорошими собаками, в помощи со стороны собак.

Урбанизированный человек в отрыве от живой природы, от естественного, с биологической точки зрения, миропорядка, от естественных опасностей, требовавших в ответ наличия силы духа, смекалки, изобретательности, проницательности на уровне интуиции, а также коллективизма, альтруизма, самоотверженности и много чего ещё, и потому исторически выработавших у нас те качества, что мы считаем истинно человеческими (хотя всё перечисленное, вне сомнений, присуще и хорошим собакам), он теперь, и давно уже, очевидно уходит от своего естества, разрушает его, культивирует в себе противоположные качества, подрывающие устойчивость на микро- и макропопуляционном уровне, устойчивость родовую, племенную, национальную, этническую, а в конечном итоге и вообще видовую.

Дезориентация человека начинается с детства и постоянно подкрепляется отравленными плодами нынешней культуры. Например, кинематографом, телевидением и даже театром. Древнегреческий, традиционные японский и китайский театры с воспитательной точки зрения лучше современных зрелищных представлений уже только одним использованием характерных масок. По тому, какая надета маска, определяется и отношение зрителя к герою. Теперь вспомним, что у людей (не у всех, правда) имеется замечательное качество определять с первого взгляда, по внешности, по выражению глаз, характер и склонности других людей, причём с довольно высокой степенью точности. Это качество врождённое, но развивается (или, наоборот, подавляется) в процессе воспитания, с опытом. В связи с этим можно упомянуть небезызвестное «Глаза – зеркало души» и народное «Бог шельму метит», и петровское «Рыжих и косых в государеву службу не брать», да и Ломброзо, как бы его некоторые ни ругали, свою теорию отнюдь не на пустом месте выстроил. А между тем, актёров, способных к перевоплощению, что в рыцаря без страха и упрёка, что в распоследнего подлеца, в любые времена водится не слишком много. Ну, там, Смоктуновский, Евстигнеев, Басилашвили… Мало кто, не из числа завзятых театралов и киноманов, навскидку сможет перечислить больше десятка лицедейских талантов равного им масштаба. А остальные актёры, в массе своей, перевоплощаться не умеют. Вот и получается, что смотришь на благородного экранного героя, и видишь, что не может, никак не может быть он таким хорошим, рожею не вышел. Или обратно, играет всякую сволочь, а по лицу ясно, что к низостям не склонен даже под угрозой оружия. Но тогда лишь ясно, когда есть жизненный опыт, есть привычка запоминать и сравнивать. А если нет?

Растущий ребёнок знакомится с новыми людьми и смотрит фильмы по телевизору. Допустим, что каждое знакомство даёт ему верную информацию о людях, а каждые два из трёх героев кино – неверную. Но с людьми он знакомится – так, чтобы их понять - от силы раз в неделю, а телевизор смотрит по три раза на дню. Научится ли такой ребёнок верно оценивать людей на интуитивном уровне, при мимолётной встрече? Вряд ли. А если два-три поколения вырастают в атмосфере ложной информации, тогда что? А тогда на инстинкте самосохранения выстраивается и распространяется модель фальшивого поведения, например: адресованная всем псевдоулыбка и готовый для всех же камень за пазухой. Основа тому – постоянный подспудный страх, а стало быть недоверчивость вплоть до подозрительности и готовности к превентивному удару, если только чьё-либо непонятное поведение окажется истолкованным как потенциально угрожающее. И следствие – неврозы, срывы, нарушения социализации и даже наркомания (средство уйти от стресса) и гомосексуализм (смещение сексуальной ориентации вследствие боязни лиц противоположного пола и неумения наладить с ними нормальный контакт). Всё это, вплоть до войны Америки с Ираком, можно истолковывать как симптомы тщательно упрятанной ксенофобии, развившейся на почве противоречий в информации, получаемой, с одной стороны, вербальным, а с другой - невербальным путём.

Огромная, но всё ещё слабо осознаваемая проблема западного мира – широко культивируемая под диктовку агрессивного общественного мнения ошибочная система воспитания детей на вседозволенности, «по доктору Споку». По тому самому Споку, что скончался в доме для престарелых, успев под занавес жизни отказаться от своего учения. Более того, Спок повинился перед миллионами вольно или невольно обманутых им людей. Только вот мало кто об этом извинении слышал. Между тем продолжают издаваться по всему миру книжки Спока, принося барыши его дурно воспитанным наследникам. И на отвергнутых самим автором концепциях вырастают новые поколения «не фрустрированных» детей. О том, какие страдания причи
Вернуться к началу Перейти вниз
Ева Маршева
RottKo
Ева Маршева

Сообщения : 1330
Дата регистрации : 2010-09-25
Возраст : 41
Откуда : Санкт-Петербург

Для размышления... Empty
СообщениеТема: Re: Для размышления...   Для размышления... EmptyПн Сен 09, 2013 12:18 am

http://www.irkcao.ru/stat/stat196.html
“Ересь ерусалимская”
Часть 1: стр. №1,   №2
Часть 2. Благодарим А. Власенко за предоставленный материал
(вариант расширенный и дополненный)


“- С такой бородой и козла, бывает, за мудреца держат...”
(М.Успенский “Кого за смертью посылать”)

Предисловие.

Немного удовольствия в том, чтобы снова возвращаться к теме творчества Евгения Львовича Ерусалимского. Уже вряд ли кого из думающих собаководов требуется убеждать, что познания и труды сего господина бесценны, в смысле, что вместе со своими теориями он как кинолог и гроша ломаного не стоит. Ну, убрали Е.Л.Е. из президентов РКФ, так ведь убрали не из-за его кинологического прохиндейства, а просто вследствие нормального передела власти. А им измысленная “биомеханическая модель собаки” все еще жива и все еще туманит мозги множества начинающих собаководов. Известно, конечно, что у лжи короткие ноги, а потому врать успешно и притом постоянно можно лишь в те уши, которые сами хотят слушать вранье. Но жалко людей простодушных и доверчивых (коих у нас хватает) и собак безвинных (а они поголовно такие), просто жалко - и все тут. Потому и приходится повторяться: не верьте, граждане, в ученость г.Ерусалимского по части кинологии, дурит он вас.
Книга, в которой впервые пресловутую “биомеханическую модель” подвергли более или менее детальной разборке, “Литературно-кинологические безобразия (Ликбез)”, появилась в продаже в начале 1996 года. В ней сие “изобретение воспаленного мозга” оказалось смешенным с дерьмом, казалось бы, достаточно убедительно. Затем журнал “Вестник РКНО” опубликовал статью “Стрельба из лука по маятнику”. Автор ее, авторитетный биолог, специализирующийся на изучении биомеханики и локомоции тетрапод, А.Н.Кузнецов резюмирует: “Обсуждаемая модель начисто оторвана не только от накопленных данных по биомеханике наземного передвижения млекопитающих, но и от какой бы то ни было реальности вообще”. И здесь тоже нет совершенно никаких сомнений в подлинной ценности данного “продукта жизнедеятельности” г.Ерусалимского. Но критика, как видно, не впечатлила надлежащим образом ни этого господина, ни его лизоблюдов (к сожалению, распроклятая “политическая корректность” не позволяет мне точнее выразиться в отношении этих “-лизов”). “Модель” снова увидела свет почти одновременно в 1997 году в “официальном научном журнале Российской кинологической федерации”, гордо именуемом “Научный сборник РКФ”, и “кинологическом научно-популярном журнале” по фамилии “Доберман” (соревновались, наверное, кто быстрее лизнет). Не знаю, кто что об этих публикациях подумал, но я посчитал таковые бесстыдной наглостью. И для того, чтобы подвигнуть уважаемых читателей на использование опуса г.Ерусалимского по прямому назначению (то есть в целях экономии туалетной бумаги), просто был вынужден поместить посвященный данному творению отрывок из “Ликбеза” в Интернете. С предисловием, небольшим послесловием, некоторыми дополнениями и изменениями текста (приходится менять; не могу же я, например, после всего происшедшего по-прежнему называть г.Ерусалимского “уважаемым автором”).
Публикация “Биомеханической модели” в так называемом, без ложной скромности, “Научном сборнике РКФ” предварена текстом, исполненным строгого пафоса:
“В связи с многочисленными просьбами, поступившими в редакцию “Научного сборника РКФ”, мы публикуем работу Е.Л.Ерусалимского “Модельный подход к вопросам сложения, движения и разведения собак”, впервые вышедшую в 1985 году в сборнике Днепропетровского областного клуба служебного собаководства. Ранее автором были сделаны по этой теме доклады на семинаре в Днепропетровске и на Всесоюзном кинологическом Совете в Москве.
Работа вызвала активный интерес на Западе и была опубликована во множестве зарубежных изданий в Австрии, Испании, Швейцарии, Словении, Австралии, Америке, Южной Африке и др. Несомненно, самым престижным среди них был официальный журнал FCI (19,20,21 за 1996 год), который получают все страны FCI на 4-х языках. Продолжаются и новые публикации.
Автору приходилось неоднократно делать доклады по данной теме в России и за рубежом на различных научных конгрессах и семинарах.
Е.Л.Ерусалимский регулярно читает курс лекций по биомеханике и гармонии собак на кинологическом отделении биологического факультета Одесского Государственного Университета.
Данный курс лекций включен также в программу РКФ для экспертов-кинологов.
Интерес к работе Е.Л.Ерусалимского вызван новизной подхода, конструктивностью предлагаемого решения, наличием алгоритма, позволяющего проводить последовательную селекцию, и успешным внедрением модельного подхода при разведении ряда пород.
Немалую роль в наличии этого интереса, конечно, сыграли и те особые успехи, которые сделал автор, используя на практике эту модель при разведении средних шнауцеров и неоднократно достигая высших мировых и международных титулов.
В настоящее время предложенная автором биомеханическая модель собаки взята на вооружение селекционерами различных пород, ее влияние, в частности, нашло отражение в новом стандарте русского черного терьера.
Убеждены, что публикация первой работы Е.Л.Ерусалимского из серии его исследований по биомеханике и гармонии собак отвечает интересам многих отечественных селекционеров и дает им возможность практически использовать “Постулаты Ерусалимского” в деле совершенствования пород собак”.
Вот так вот, с чувством законной гордости... Неужели, уважаемые читатели, г.Ерусалимский настолько выше любой критики, что в упор ее не видит, равно как и сотоварищи его? Но реклама-то до чего же хороша, а?
“В связи с многочисленными просьбами...” От кого же эти просьбы исходили? Напрашивается несколько вариантов: а) от самого г.Ерусалимского; б) от подхалимствующего его окружения; в) от тех, кто никогда не читал сего опуса и пал жертвой пропаганды единственно верного внутри РКФ учения ее бывшего вождя; г) от желающих лишний раз посмеяться над раздутым от самоуважения этим самым вождем; д) от гильдии олигофренов и параноиков. (Хм, а, пожалуй, просьбы и на самом деле могли оказаться многочисленными).
“Работа вызвала активный интерес на Западе...” и т.д.
Вообще-то, российским собаководам давно уже не следует обольщать себя надеждами насчет наличия развитых интеллектуальных способностей, а равно чести и совести у предводителей “Конторы по Проведению Международных Выставок” (то бишь ФЦИ). По крайней мере, с той поры, как эти особы сочли г.Ерусалимского вполне достойной кандидатурой для своей компании, весьма сомнительным кажется предположение, что они сами от него по этим параметрам слишком заметно отличаются. Собственно, в российской прессе уже публиковались материалы из “Киношпигеля”, доказательно представлявшие высокопоставленных руководителей ФЦИ в крайне неприглядном виде.
Кроме того, не следует забывать, что кое-чем ФЦИ таки г.Ерусалимскому обязана. Классический вопрос: “За что же, не боясь греха, кукушка хвалит петуха?”.
Да и разве следует ожидать чего-нибудь хорошего или умного от людей, возглавляющих те национальные либо международные кинологические организации, которые подходят к разведению собак так же, как к разведению аквариумных рыбок или гладиолусов? Трех десятков лет им с лихвой хватает на то, чтобы из любой приличной породы получить кучу тупых ублюдков с гипертрофированной до безобразия внешностью и шлейфом сопутствующих наследственно обусловленных заболеваний. Для таких, как они, ерусалимский бред вполне сойдет за кинологию.
“Е.Л.Ерусалимский регулярно читает курс лекций по биомеханике и гармонии собак на кинологическом отделении биологического факультета Одесского Государственного Университета. Данный курс лекций включен также в программу РКФ для экспертов-кинологов".
Что до Одесского университета - об этом чуть позже. А вот что касается курсов РКФ для экспертов-кинологов... Если учесть, что г.Ерусалимский был не только президентом РКФ, но вдобавок еще председателем Экспертной и Квалификационной ее комиссий... Словом, хозяин - барин, что хочу, то ворочу. Ох, сколько авторитетных судей с большими знаниями и опытом (и, конечно, совсем не разделяющих восторги по поводу творчества Евгения Львовича) были дисквалифицированы, либо не переаттестованы! Но коли уж кому приспичило быть экспертом в РКФ, то куда деваться: лай - не лай, а хвостом виляй.
По поводу особых успехов автора, которые он получил, “используя на практике данную модель при разведении средних шнауцеров и неоднократно достигая высших мировых и международных титулов”. Успехи, конечно, большие. Но модель тут, кажется, совсем другая, давно известная всем тем, кто занимается выставочным разведением. Нужно использовать только лучших импортированных и зарубежных производителей (что кобелей, что сук), в крайнем случае - их лучших же потомков первой генерации. Всех своих титулованных шнауцеров г.Ерусалимский получил именно по такой простой схеме. А сейчас этому методу уже многие научились. Только вот вопрос сам собою возникает: неужели иностранные заводчики, чьего производства собак использовал г.Ерусалимский, в своем разведении ориентировались его “моделью” последовательной многоступенчатой селекции “по пяти перечисленным инвариантам”? Ой, не верится что-то.
“В настоящее время предложенная автором биомеханическая модель собаки взята на вооружение селекционерами различных пород...”
Ага, освоила корова ременный кнут. Что ж им, бедолагам, остается делать? Как это у современного классика: “В своей краткой, но содержательной речи Кузьма Никитич велел всем к завтрему овладеть суммой знаний, выработанных человечеством” ¹. И попробуй возразить: слово, как известно, не воробей - вмиг вылетишь.
В общем, хвалила, прилежно хвалила г.Ерусалимского его свита, старательно делала из своего президента короля. ² Но все же у наших, у россиян, в этом деле школа хотя и чувствуется, а вот искренней восторженности как-то недостает. То ли дело иностранец Э.Г.Гурман, профессор, доктор биологических наук, главный редактор украинского журнала “О собаках”, специалист по пищеварению, имеющий какое-то отношение к кинологическому отделению биофака Одесского университета. Его статья “Университетские встречи с маэстро” ³ переполнена такой страстной поэзией, такими дифирамбами - дух захватывает. “Маэстро”, “Мастер кинологии”, “артистизм натуры”, “рафинированный эстет-математик”! Правда, порою месье Гурман палку явно перегибает. Вот уж чего бы не следовало писать о г.Ерусалимском - это того, что у него “восторг перед гармонией слит с преклонением перед строгостью доказательств”. Не страдает этим Е.Л.Е., нет у него такой слабости. Но при всей своей экзальтированности месье Гурман все-таки биолог, и биолог этот, даже вопреки охватившим его нежным чувствам по отношению к г.Ерусалимскому, вдруг совершенно неожиданно выдает чеканную формулировку: “При яркой образности мышления в его мозгу доминируют абстрактные концептуальные построения”. Хотел, наверное, похвалить, но не смог превозмочь в себе ученого. В результате получилось что-то очень похожее на диагноз.
И прочитав это, о многом подумал я. Заглянул в учебник психиатрии и нашел: “Ошибки в суждениях, умозаключениях бывают у каждого человека. Однако у здоровых логические ошибки могут быть исправлены дополнительными доводами или фактами, т.е. они корригируемы. При бреде больной не только сам не в состоянии изменить сложившегося у него неправильного мнения, пересмотреть свои взгляды на то или иное явление, но и не принимает критики со стороны”. ¹
И захотелось мне на всякий случай извиниться перед Евгением Львовичем. Вдруг я понапрасну его обижаю? А он и вовсе не виноват в том, что не реагирует на критику?
Но увы и ах, гг.читатели. Немного времени прошло, и свет Божий осквернило новое издание “биомеханических” заморочек означенного теоретика. На сей раз под названием “Экстерьер собаки и его оценка” (М.; Издатцентр, 2002). Нельзя сказать, будто абсолютно ничего в новой редакции “модели” не изменилось. По-видимому, к этому времени (ох долгонько доходит!) кое-что из критики все же возымело действие. Потому некоторые мелочи г.Ерусалимский подчистил. Но прежняя суть осталась: от нее-то никуда не денешься, коли давно растрезвонена на весь мир. Ну и, разумеется, без новых перлов не обошлось, да еще каких смачных! А вдобавок ко всему и плагиат обнаружился. Именно вследствие его обнаружения решено было возобновить экзекуцию г. Ерусалимского в “Ликбезе”. Ибо по русским традициям с жалостью относятся к юродивым, но воров бьют и плакать не дают.
В этот раз “Ликбез” пришлось разорвать на две части, чтобы, так сказать, охватить “модель” в ее развитии. Новой редакции, понятно, посвящена часть вторая. В первой же сохранено все актуальное из старого “Ликбеза”, но отдельные комментарии сделаны подробнее.
Об остальном - в послесловии. Итак,

Литературно-кинологические безобразия
(Ликбез)

“В кладках лягушачьей икры, например, обнаружили
все восемь признаков стахановского движения”.
(М.Успенский “Чугунный всадник”)
Часть 1

Ну-с, гг.читатели, для повторного рассмотрения дела о биомеханической крамоле приглашается бывший президент Российской кинологической федерации, эксперт FCI-РКФ по всем породам собак и прочая, и прочая, Евгений Львович Ерусалимский с его непотопляемым, как и сам он вплоть до последнего времени, трудом “Модельный подход к вопросам сложения, движения и разведения собак (Биомеханические постулаты. Селекционные инварианты)”, опубликованном первоначально в сборнике информационных материалов “Результаты XXV Днепропетровской межобластной выставки “Днепр-85”, затем в книге “Средний шнауцер” (Москва, 1989) и, наконец, в “Научном сборнике РКФ”.
Чтобы не отсылать уважаемых гг.читателей к отысканию рассматриваемого “труда”, процитируем основные его положения.
“... В самом общем конструктивном смысле модель собаки представляет собой комплекс двух сопряженных механизмов: лука и маятника... При этом в качестве лука рассматривается система - позвоночный свод (от холки до корня хвоста) как тетива и древко - грудная кость - с дополнительным сопряжением посредством первых девяти пар ребер.
Маятник образует система верхних звеньев грудных и тазовых конечностей - лопатки и кости таза; ось маятника находится в точке пересечения двух прямых, одна из которых проходит по гребню лопатки, другая - через тазобедренный сустав и подвздошный бугор.
Строение лука и маятника независимо от породы собаки обладает рядом фиксированных особенностей.
П о с т у л а т № 1. Позвоночный свод собаки грудным, поясничным и крестцовым отделами делится в постоянном отношении, равном соответственно 2:1:1. Иными словами, граница спины и поясницы представляет собой середину свода, а поясница и круп по длине между собой равны.
П о с т у л а т № 2. Угол между прямыми 1 и 2 равен 90 градусам. Вертикаль, опущенная из вершины прямого угла, проходит через центр тяжести.
П о с т у л а т № 3. Плече-лопаточное сочленение и тазобедренный сустав лежат на одном уровне. Локтевой сустав и коленный также лежат на одном уровне. (Принцип двух горизонталей).
П о с т у л а т № 4. Формат собаки определяется поворотом прямого угла между прямыми 1 и 2 около оси маятника, так что более наклонное положение тазовых костей определяет удлинение формата, а менее наклонное - укорочение формата".
Ай, придется вспомнить любимого героя российских читателей - булгаковского Воланда. “Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут”. Что ж, потешимся и мы.
Приступим к рассмотрению “модели” вообще и постулатов в частности.
“В самом общем конструктивном смысле” названия лука и тетивы выбраны не вполне корректно. Как в принципе работает такой “лук”? Изгибается его “древко”, т.е. грудная кость? Что же делает позвоночник? Почему “тетива” продолжается лишь до корня хвоста, почему кости таза (определенно присутствующие в конструкции опорно-двигательного аппарата) в нее не включены? Впрочем, все это семечки рядом с тем, что включено в постулаты и их “анализы”.
Позвоночный свод измеряется г.Ерусалимским от начала холки до корня хвоста. Беру на себя смелость утверждать, что выбор этих точек отсчета ничем не оправдан. Во-первых, посадка хвоста зависит от длины крестца, которая слабо коррелирует с длиной крупа (независимо от наклона тазовых костей), который в свою очередь участвует в формировании движения, хочется или нет того автору с его чересчур раскованным воображением. Во-вторых, видимая граница между шеей и холкой собаки приходится над верхней оконечностью лопатки (см. Рашель Пейдж Эллиот “Движение собак” в третьем томе “Библиотеки Всесоюзного пудель-клуба”), т.е. смещается в зависимости от длины и наклона лопатки. И не мудрено, поскольку верхняя линия шеи образуется за счет сильно развитых мышц и не совпадает с линией шейного отдела позвоночника. Раз точки отсчета выбраны неверно, то, разумеется, соотношение 2:1:1 является надуманным. Кстати, при экспертизе собак большинства пород длина поясницы сопоставляется не с длиной крестца, а с длиной крупа (от маклоков до седалищных бугров), о чем нашему самонадеянному теоретику следовало бы таки знать, ведь он считает себя экспертом черт-те какой и раскакой категории!
Стало быть, постулат №1 ложен, по крайней мере, как выражается г.Ерусалимский, “с точки зрения здравого смысла”.
Хотя, исходя из этого, “анализ постулата №1”, приведенный г.Ерусалимским в качестве доказательства, затрагивать бы и не следовало, все же обращу внимание гг.читателей на некоторые неверные посылки, в нем содержащиеся. Так, при длинной груди спина вовсе не обязана также быть длинной: именно из-за упомянутых особенностей формирования у собак шеи и холки, при длинной груди спина может быть и короткой. (Посему зря, г.Ерусалимский, Вы катите бочку на русских кинологов, которые-де при переводе стандартов перепутали длину линии верха с длиной спины. Не умничайте, умнее Вас не так уж трудно быть.) Поясница опять же не обязана быть короткой. Ее длина - породный функциональный признак, и далеко не всегда ее короткость желательна, поскольку на быстрых аллюрах (на карьере особенно) поясница вместе с крупом участвует в удлинении посыльного рычага. Далее, вопреки утверждению г.Ерусалимского, спина вовсе не “опирается ребрами на грудную кость”, но, как известно из школьного учебника биологии, именно позвоночник является несущим элементом конструкции скелета, а грудь как бы подвешена на нем. Даже бегло ознакомившись с анатомией животных, нетрудно понять, что относительная жесткость и малоподвижность спинного отдела позвоночника достигается не за счет грудной клетки, а за счет большей длины верхних остистых отростков грудных позвонков (сравнительно с поясничными) и, соответственно, развития связок между ними. Но, видать, наш герой не сумел и этого из школьного курса понять.
В “анализе” постулата №1 г.Ерусалимский также пишет: “как будет указано дальше, культивирование длинной груди предопределяет ее глубину”. Не указывать надо, а доказывать, г.Ерусалимский. А предъявлять директивы живой природе - это как-то слишком уж по-мичурински. Нехорошо-с.
И не верьте, уважаемые читатели, измышлениям г.Ерусалимского насчет испытаний и специальных исследований его биомеханической абракадабры. Никаких статистических данных по породам (названия которых он, опять же, всегда забывает упомянуть) не было, и быть не могло. Уже потому, что внешние формы весьма приблизительно соотносятся со внутренним строением тела (а г.Ерусалимский базирует свою экстерьерную “модель” на соотношении длин грудного, поясничного и крестцового отдела позвоночника, достаточно точно замерить которые без вскрытия тела представляется делом чрезвычайно затруднительным). А даже десятилетиями отработанная методика промеров отдельных статей экстерьера дает не вполне стабильные результаты. Экспертам, более или менее плотно занимавшимся биометрией, это хорошо известно. Так что, даже при всем желании, изыскание пропорции 2:1:1 на живых собаках может дать только и исключительно туфтовый результат. Да и как, хотя бы смеха ради, это дело проверить?
Помимо того, у г.Ерусалимского явные нелады с формальной логикой. Он пишет: ”Укорочение груди при контроле за форматом повлекло за собой удлинение поясницы, что немедленно “разнесло” в пространстве перед собаки (т.е. грудную клетку с плечевым поясом) и ее зад (т.е. круп). Тем самым оказался нарушенным в самом общем смысле принцип компактности как максимально близкого сосредоточения масс”. Уж пардоньте, но если контроль формата блюдется, то принцип компактности в этом “самом общем смысле” нарушен быть ну никак не может! Частные-то центры тяжести “переда” и “зада” своего положения относительно друг друга не изменили. Коли автор не может обойтись без похожей на научную терминологии, то ему бы следовало самому отличать принцип как таковой от кинологического представления о компактности телосложения.
И с анатомией собаки г.Ерусалимский если и знаком, то уж очень отдаленно. Я не сразу понял, почему он считает, что верх у собаки начинает проседать на границе поясницы и спины. Слабое-то место спины, как известно, - это область диафрагмального позвонка, 11-го по счету в грудном отделе, состоящем, как известно, из 13 позвонков. А понял, когда увидел иллюстрацию к “модели” в журнале “Доберман”. Там диафрагмальный позвонок помещен - да-да, гг.читатели, вы правильно догадались - в начало поясницы!
Ну и, наконец, о совете практикам-селекционерам “во-первых, обратить внимание на достижение условия “спина равна половине свода” даже в ущерб пропорциям поясницы и крупа, и только во-вторых “налаживать” пропорцию поясничного и крестцового отделов”. Интересно, г.Ерусалимский отличает длину крупа от длины крестца? Если подразумевается действительно пренебрежение длиной крупа, то - ах! Уж практикам-то разведения хорошо известно, что “удлинить” круп куда как труднее, чем спину. Длина последней варьирует гораздо заметнее и “отвечает” на отбор быстрее.
Нет-нет, г.Ерусалимский, ваша пропорция 2:1:1 никак не может быть “кинометрическим признаком”, т.е. по ней никак нельзя вести селекцию!
Постулат №2 также неверен. Допустим, что при той же высоте в крестце и том же наклоне таза у собаки удлинились (или укоротились) задние ноги (и, разумеется, изменились углы сочленений). Соответственно, задний отдел собаки стал весить больше (либо меньше), что теоретически вполне допустимо. Но вертикаль, оказывается, будет проходить все через ту же точку, хотя центр тяжести, понятно, должен находиться уже в другом месте. Отсюда констатируем, что в постулат №2 заложена очевидная глупость.

 Перейдем к его “анализу”, в котором нас ожидает блестящий пример околонаучной казуистики. Разумеется, согласно законам механики, система сил должна сходиться на центре тяжести собаки. Да, там она и сходится. Но г.Ерусалимский лихо перемещает точку схождения вверх по вертикали, туда, где, по его представлениям, пересекаются прямые 1 и 2. Может, такое было бы допустимо в случае, если направление посыла задних конечностей и направление отталкивания передних совпадали бы с этими линиями. Но это не так. Для того конечность многосуставна, чтобы посыл мог быть направлен вперед, почти вдоль позвоночника - к центру тяжести. Отталкивание же передними (тоже многосуставными) конечностями имеет целью приподнять центр тяжести под действие посыла, и оно выполняется не ранее момента проноса локтевого сустава над опирающейся лапой, т.е. вектор отталкивания направлен вверх, либо вперед-вверх (вдоль наклоненного предплечья), а не назад-вверх, как то выходит у малопочтенного изобретателя. Во исполнение его теории требуются собаки с односуставными конечностями и абсолютно жестким верхом.
 Господин Ерусалимский, Вашей “биомеханической модели” соответствует не собака, а раскачиваемая табуретка с расшатанными ножками. Поэтому и сей “кинометрический признак”, по которому, конечно, никакой селекции вести нельзя, засуньте поглубже... Именно туда, откуда Вы, собственно, его извлекли! И больше никому о нем не говорите.
 Принцип “двух горизонталей”, заложенный в постулат №3, непонятен прежде всего самому его автору. Потому он не приводит никаких доказательств в оправдание этой выдумке (правда, в последних изданиях вносит предположения - как всегда неверные, зато в утвердительной форме), но ссылается на статистику, которая, как известно, все стерпит. Что ж, попробуем разобраться без его помощи.

 Итак, в основе постулата лежит принцип равенства проекций плечевой и бедренной костей на вертикаль в каком-то определенном случае. В каком - г.Ерусалимский толком не знает. Поэтому в одном случае (в иллюстрациях, помещенных в “днепровском” сборнике, в журналах “Доберман” и “Научный сборник РКФ”) плечевая кость проецируется на бедренную при оттянутой постановке задней конечности, а в другом (в книге “Средний шнауцер”) - при подставленной постановке. Поскольку на рисунках обозначена величина тазобедренного угла 90 градусов, то, о великий вождь и учитель российских и зарубежных кинологов, запомните: у здоровой собаки тазобедренный угол максимально приближается к прямому в момент, когда задняя лапа находится под тазобедренным суставом. Если автор имеет в виду вариант, когда плечевая кость располагается под сорока пятью градусами к горизонтали, а бедренная - под прямым углом к плоскости таза (а только так, в лучшем случае, можно понять постулат №3), то мы имеем... разные системы отсчета, прежде всего! “От забора и до обеда”. Поскольку наклон тазовых костей может быть различным, то, выходит, соотношение длин бедра и плеча здесь вообще ни при чем. Равно как ни при чем соотношения общей длины передних и задних конечностей, длин отдельных их сегментов и величин остальных углов сочленений.
Тут же мы встречаем несколько неверных посылок, к сожалению, общих для современной кинологии. Например, “тазобедренный сустав при разгибании задней конечности поднимается примерно на столько же, на сколько опускается коленный сустав”. Это пишется о передвижении на шаге и рыси. Здесь скажу коротко: на рыси колено опускается в данном случае только у собак с аномальными формами строения задних конечностей.
Вернуться к началу Перейти вниз
Ева Маршева
RottKo
Ева Маршева

Сообщения : 1330
Дата регистрации : 2010-09-25
Возраст : 41
Откуда : Санкт-Петербург

Для размышления... Empty
СообщениеТема: Re: Для размышления...   Для размышления... EmptyПн Сен 09, 2013 12:20 am

http://www.irkcao.ru/stat/stat196-1.html
“Ересь ерусалимская”
Часть 1: стр. №1, №2
Часть 2. Благодарим А. Власенко за предоставленный материал

А вот оригинальное изобретение нашего “моделиста-конструктора”. Он называет холку в норме единственным мускульным центром собаки. Что поделаешь, любит он эффектные красивые выражения. Вот только жаль, о смысле далеко не всегда задумывается. А как г.Ерусалимский прикажет нам, несчастным его читателям, без дешифратора уследить за причудливым полетом его фантазии? Что он имеет в виду под “единственным мускульным центром”: точку, из которой растут все мышцы? Включая жевательные? Или точку приложения, как он выражается, “сходящейся системы сил”? А с чем же тогда останутся центр тяжести или ось его виртуального “маятника”? Вы бы уж как-нибудь поконкретнее определились, г.Ерусалимский. А так: писать то одно, то другое, а подразумевать, может быть, третье - не годится. Наше время недвусмысленно требует отвечать “за базар”!
Стоит ли дальше размышлять над этой дурью? Все же отметим еще один момент. Видимо, г.Ерусалимский почему-то считает, что выраженная высокопередость в движении суть общее достоинство всех пород собак. Батюшки светы! Из этого правила вываливается целый ряд быстроаллюрных пород. Ах, они, негодные, неправильные борзые, камень преткновения такой блестящей теории!
Ну-с, уже три постулата из четырех, как выяснилось, годятся лишь на подтирку. А что четвертый?
Если он верен внутри одной породы, почему бы ему не подтвердиться в сравнительной оценке разных пород, тем более, что автор претендует на универсальность своих околонаучных изысканий. И вот, сразу прокол. “Более наклонное положение тазовых костей определяет удлинение формата, а менее наклонное - укорочение формата”. Возьмем для сравнения длинноформатных собак - гончих и овчарок европейской группы и короткоформатных - высоконогих терьеров, лаек и боксеров. У первых таз наклонен сравнительно слабо, а у вторых - сильно, не правда ли? А из теории г.Ерусалимского следует обратное. Какая красивая была теория... “Какая жалость, какие мелкие кусочки!”
Надуманность положений этого постулата, не говоря об изначально ложных предпосылках, рассмотренных выше, заключается в механическом переносе позиций статики в движение (что само по себе есть недопустимая вольность) и абсолютном незнании особенностей бега собак (и как это г.Ерусалимский исхитрился вообще получить, в самый первый раз, экспертскую категорию? Купил, что ли? И с тех пор так, одну за другой, и покупает?). Впрочем, обо всем по порядку.
Да будет известно “эксперту РКФ-FCI по всем породам собак”, что длина и наклон лопатки слабо влияют на длину шага. А вот степень ее подвижности (о чем часто забывают, но ведь лопатка не гвоздями прибита!) уже сильнее. Но гораздо большее значение имеют длина и наклон плеча, о котором г.Ерусалимский не говорит ни слова. Похоже, для него передняя конечность собаки состоит из лопатки, предплечья, а между ними сразу двух суставов - плечелопаточного и локтевого. Последние, наверно, совпадают в пространстве и дают локтю слишком много степеней свободы, чего г.Ерусалимский очень боится и пытается ограничить “благодаря опоре локтя на грудь при шаге вперед”. Вы только попробуйте представить себе эту картину, гг.читатели!
Ввиду отсутствия плеча, г.Ерусалимский допускает совершенно нелогичные увязки между положением лопатки, длиной передней конечности и форматом. Цитирую по тексту. “Именно поворот угла между прямыми 1 и 2 около его вершины и дает феномен изменения формата. Допустим, что прямой угол между указанными прямыми повернулся по часовой стрелке оси маятника, так что тазовые кости заняли более наклонное по отношению к горизонтали положение. Так как величина угла фиксирована, то лопатка вынуждена занять при этом более косое положение (т.е. уходящее от вертикали). В этом случае длина шага передней ноги удлиняется по сравнению со случаем более отвесного положения лопатки, и для совершения шага той же длины достаточно более короткой передней ноги (т.е. более короткого предплечья. Короче нога - длиннее формат)".
Допустим, что у нас имеется подопытная собака, на которой эти фокусы можно опробовать. Пусть это будет немецкая овчарка. Причем не идеальной конструкции (как известно, идеальных собак не бывает). У нее стандартный растянутый формат (10:9), недостаточный наклон лопатки (градусов 60 к горизонтали), рост и высоконогость на нижнем пределе, а тазовые кости излишне (в пределах недостатка) наклонены. Обычная овчарка. Повернем над ней “ось маятника” по часовой стрелке, наклонив лопатку до желательной нормы, т.е. до 45 градусов. Что же из этого, согласно рассматриваемой теории, получится? Сразу же у собаки укоротится предплечье (и она станет ниже стандарта по росту, а, кроме того, приземистой, т.е. вдвойне порочной), отсюда удлинится формат (втройне порочна). А тазовые кости окажутся сильно наклоненными (резко скошенный круп - еще один порок). И, на сладкое, вывод. Из теории Е.Л.Ерусалимского следует, что селекция на лучший наклон лопатки приведет к утрате стандартности, стало быть, бесперспективна и опасна. Логично? Вполне. Глупо? Бесспорно.
Отметим еще одну интересную деталь. Мы помним, что вертикаль, опущенная из угла - основания “маятника”, должна, по Ерусалимскому, проходить через центр тяжести. С поворотом “оси маятника”, в этом случае, вертикаль, опущенная из угла между прямыми 1 и 2, сместится назад. А раз она все равно проходит через центр тяжести (это единственная, по сути, константа в “модельном” построении г.Ерусалимского), то и центр тяжести сместится вместе с ней. За счет чего? Не иначе, за счет возрастания объема и массы живота. Отсюда, селекция на косое расположение лопатки чревата еще и прибрюшистостью (а у сук, вероятно, хронической беременностью).
Далее по тексту. “... Лопатка вынуждена занять более косое (удаляющееся от вертикали) положение. Такой наклон лопатки вызовет большую длину шага передней ноги, начнется разбаланс в движениях передних и задних конечностей, произойдет сбой по фазе, который собака постарается компенсировать подъемом шеи, пытаясь укоротить шаг передней ноги. Однако при косом расположении лопатки выход шеи обычно низкий, и высоко держать голову собака долго не сможет, устанет, снова начнет сбоить...”
Скажите, г.Ерусалимский, как высоко Вам приходится держать шею, чтобы не размахивать своими руками по всей возможной амплитуде? Или Вы можете контролировать их движение другим способом? А почему же собака не может этого делать иначе? Ей-Богу, если б мне пришлось придерживаться Вашей точки зрения, я затруднился бы с ответом.
Рассматривая зависимость строения задних конечностей от наклона крупа, г.Ерусалимский обнаруживает не только свою полную беспомощность в теоретическом обосновании этого, но и незнание элементарных основ, можно сказать, прописных истин экспертизы экстерьера. Приведу лишь один пример.
“Пусть угол между тазовыми костями и крестцовым отделом меньше нормы (меньше 30 градусов), т.е. произошло выпрямление крупа. Соответственно бедренная кость заняла положение, более близкое к вертикали, выпрямились углы задней ноги и укоротился шаг задней ноги - мы сталкиваемся с прямозадостью”.
Наверное, столкнувшись с прямозадостью, бедный автор сильно ушибся. Ведь, во-первых, бытует такое понятие как “скошенный крестец”, когда тазовые кости наклонены нормально, а угол между ними и крестцом очень мал. Во-вторых, если уж Вам, г.Ерусалимский, не посчастливилось убедиться в ошибочности своих теоретических построений, глядя на живых собак, почитайте литературу, узнаете массу интересного. Например, в сборнике “Охотничье собаководство” (Москва, “Колос”, 1966) в статье А.В.Платонова “Конституция и экстерьер собак” черным по белому написано: “Многие лучшие собаки с большим ходом имеют круп почти горизонтальный”. И это утверждение обосновано хотя бы уже тем, что прямое расположение тазовых костей отнюдь не обусловливает, вопреки мнению г.Ерусалимского, прямозадости. Вариант может быть совсем иной: удлинение рычагов и их сочленение под более выраженными углами. Догадываетесь, почему борзые часто имеют выраженную “напружину”, т.е. несколько выпуклую спину, и сильно “куполят” поясницу? Именно потому, что угол между тазовыми костями и крестцом у них мал. При этом они не желают подчиняться воле г.Ерусалимского и быть прямозадыми. А держать длиннющие ножищи далеко отставленными назад им невыгодно энергетически (обеспечение жесткости столь длинного “пролета” между точками опоры требует определенных физических усилий).
Ну и хватит с этим “маятником” разбираться, надоел. Перейдем к “луку”, который якобы поднимает тело собаки над землей. Сразу же натыкаемся на тот самый перл, о котором говорилось выше, но уже в оформлении других, не менее изящных штучек.

“Передний выступ грудины при увеличении угла плечелопаточного сочленения создает выпуклую спереди грудь (форбруст), тем самым создается дополнительный объем легких и, вместе с тем, дополнительная поверхность грудной клетки, которая уточняет поступательное движение передней ноги, благодаря опоре локтя на грудь при шаге вперед”.
С равным успехом можно было сказать, что на объем груди влияет форма ушей. Вот что, г.Ерусалимский. Дабы было доходчиво, встаньте на четвереньки и малость побегайте взад и вперед. Побегали? А теперь скажите, как на объем вдыхаемого и выдыхаемого Вами во время бега воздуха влияло расположение Ваших локтей на старте. И если последнее успело создать дополнительную поверхность Вашей грудной клетке, то куда эта поверхность подевалась сейчас? Впрочем, если Вы на бегу опирались грудью на локоть, то боюсь, Вам теперь больно дышать. Ах да, говорилось об опоре локтя на грудь! Но, знаете ли, подворачиваемые внутрь локти никогда не считались достоинством ни для одной породы собак.

И о форбрусте. Сделайте любой собаке, оного не имеющей, длинное и косое плечо. Если у нее нормально развитая грудь - сразу обнаружите и “развитый форбруст”. И наоборот, при укороченной и круто поставленной плечевой кости даже у самых грудастых собак этот форбруст куда-то исчезает. Так-то!
При этом совершенно безразлично, каков формат у собаки, хотя автор упорно пытается увязать наличие форбруста именно с форматом. Он напрочь забыл о существовании плеча, и вот одна глупость тащит за собой другую. “При растянутом формате собаки выпуклая грудь целесообразна; во время движения она обеспечивает большую надежность работы передней ноги, уменьшая число степеней свободы локтевого сустава. При квадратном формате собаки, предназначенной, во-первых, для прыжка, передний выступ грудины легко подвергается ушибам при преодолении препятствий, он не согласован с углом плечелопаточного сочленения и при укорочении спины (нарушено соотношение 2:1:1) приводит к порочной компенсации длины груди, что непременно скажется на формате собаки”. По-моему, эта бессмыслица (хотя следовало бы употребить слово покрепче) не нуждается в комментарии. В первом издании Ликбеза комментария и не было. Однако, откликаясь на укоризненные возражения отдельных читателей, пару слов все-таки сказать придется.

Итак, собак, имеющих квадратный формат, г.Ерусалимский лихим росчерком пера лишает заодно с форбрустом, еще и “дополнительного объема легких” (и вправду, зачем он собакам квадратного формата, коли они созданы вовсе не для бега, а всего лишь для прыжка?), и “надежной работы передней ноги”, оставляя им зато все степени свободы локтевого сустава. И зря, должно быть, оставляет, потому что в ответ на таковую модернизацию его собаки начинают как-то по-дурацки (или по-геройски?) прыгать. Грудью пролагают себе дорогу через препятствие, а лапы, похоже, за спину прячут! Вот грудину и расшибают. А собаки растянутого формата, наверное, чуток умнее будут и лапы вперед выставляют. Хотя уж кто-кто, а они предназначены отнюдь не для прыжка, а только, надо полагать, для издевательств г.Ерусалимского. И он, злодей, на них отыгрывается, коварно “уменьшая число степеней свободы локтевого сустава”. А сколько степеней свободы имеет у собаки означенный сустав? Сгибание-разгибание и вращение, итого две. А у лошади - одну, поскольку локтевая и лучевая кости сросшиеся и оттого вращать предплечье она не может. Теперь вывод: наличие форбруста есть “знаковый” экстерьерный признак, свидетельствующий об анатомическом приближении хищного животного к копытному. Я правильно понял, г.Ерусалимский, что Вы решили исправить ошибки эволюционного процесса? Пожалуй, на трон папы римского Вы претендовать никогда не станете - мелковат пост. Он ведь всего лишь наместник... “Папе ерусалимскому” размах поболе нужен. (Ох, черт, а я-то понять не мог, почему один из Ваших клевретов Вас за глаза “папой” называл!)
Последнее предложение в приведенной выше цитате настолько же бессодержательно, насколько и показательно в качестве образчика странной логики г.Ерусалимского (впрочем, и “странная”, и “логика” здесь слова, скажем так, не вполне подходящие). В нем каждая смысловая (опять же, лучше сказать бессмысленная) часть ни на чем конкретном - даже на предыдущей писанине г.Ерусалимского - не основана, взята с потолка (а, скорее всего, из другого вполне определенного места), а затем прихотливо объединена с другими такими же частями. Причем все вместе приводится в качестве непоколебимого утверждения! Чтобы проанализировать такой текст, нужно быть не кинологом, а сотрудником института им. Сербского.
А дальше вообще сплошной обвал, гг.читатели. Можно было бы подумать, что у г.Ерусалимского весьма обостренное чувство юмора и он задался целью подшутить сразу над всеми. Потому столь серьезно свой анекдот и преподносит. Но, увы, похоже, что он на самом деле верит в написанный им бред.
“С кривизной грудной кости непосредственно связан наклон ребер, который в свою очередь влияет на форму позвоночного свода, т.е. на то или иное начальное напряжение тетивы. В этой связи нельзя обойти вниманием силуэт современной немецкой овчарки, у которой спина, благодаря резкому встречному наклону серий передних и задних ребер, определенному большой кривизной грудной кости, приобрела в значительной мере функции упругости, которая по большей части у других пород присуща пояснице".
Интересно, как форма грудной кости, которая суть производное реберных окончаний и окостеневает несравнимо позже позвонков, может через реберные хрящи и тонкие, также долгое время хрящевые концы ребер влиять на форму позвоночного свода? Нонсенс, господа. Опять же интересно, кто и когда проводил сравнительные исследования формы грудной кости и наклона ребер современных немецких овчарок и собак других пород? Если г.Ерусалимский для этого не вскрывал сотни трупов, то хотя бы рентгеновские снимки он должен был изучить. И что, изучал? Не это ли называется блефом, и не за такое ли в приличном обществе полагается бить канделябром? Розог “Ликбеза”, пожалуй, тут маловато будет. Однако читаем дальше.
“Работа лука происходит благодаря упругим свойствам ребер. Следует обратить внимание на зависимость упругости ребер от их кривизны. Чем выпуклее ребра, тем мягче они пружинят, тем меньше размах лука, тем ниже над землей движется тело собаки - очевидно, что мы имеем случай рысистой собаки, движения ее плавные, пластичные, стелющиеся; ее естественный формат - растянутый. Уменьшим кривизну ребер (грудь более плоская), теперь ребра пружинят жестко, размах лука больше, тело собаки выше подбрасывается над землей, движения ее резкие, порывистые - мы имеем дело с собакой, созданной для прыжка, т.е., как правило, для галопа (случай борзой мы не рассматриваем). Естественный формат собаки для такого аллюра - квадратный".
Конечно, можно было бы взять для сравнения, с одной стороны, боксера, ротвейлера и некоторых среднеазиатских овчарок - собак широкотелых и более компактных, чем, с другой стороны, немецкая овчарка, непревзойденный “рысак” и изначально порода умеренно широкотелая (не говоря уже о широко распространенных современных “плоскодонках”, псевдонаучный базис под анатомию которых пытается подвести зарвавшийся и завравшийся автор). Нетрудно убедиться, что г.Ерусалимский, как уже не раз бывало, и здесь не связан логикой. Но поступим проще. Давайте разберемся, за счет чего происходит амортизация удара, приходящегося на передние конечности собаки при приземлении.
Видимо, г.Ерусалимский думает, что ноги собаки пришпилены к грудной кости. Если бы это было так, бедное животное выплюнуло бы свои легкие и сердце после километрового пробега. Поскольку этого не происходит, значит дело обстоит иначе. И верно. Удар, самортизированный наклоном плеча, приходится в итоге на лопатку. И хотя в погашении его импульса участвуют работающие в уступающем режиме мускулы, соединяющие конечность с грудиной, последней вовсе не приходится испытывать воздействия, нуждающегося в амортизации за счет ребер.

Для доходчивости, г.Ерусалимский, пробегитесь-ка на четвереньках еще кругов несколько. И попробуйте время от времени не сгибать локтей. Почувствовали разницу? То-то же. Вот если бы Вы совершили такую пробежку до написания данной халтуры, то может быть и сподвиглись на что-нибудь, хоть малость поумнее.
Какие у нас выводы, гг.читатели? Правильно. “Лук” г. Ерусалимскому надлежит запихнуть туда же, куда и “маятник”.
После этого г.Ерусалимский осмелился коснуться связи формата с аллюром.
“Пусть формат - квадратный. Тело высоко поднято на ногах, положение центра тяжести высокое, равновесие неустойчивое. В этом случае толчок задней ноги резко выводит тело из положения равновесия, тело зависает в воздухе и, приземлившись, оно вернет положение равновесия только тогда, когда проекция центра тяжести окажется внутри треугольника опоры (собака приземлится на три ноги). В этом случае в полете собака выбрасывает вперед обе передние ноги и, поочередно ими приземлившись, на мгновение приобретает равновесие. Но тетива натянута, неизбежно следует толчок другой задней ноги, и все повторяется.
Описана последовательность движений при галопе. Отметим дополнительно, что более плоская при квадратном формате грудь обладает необходимыми для быстрого перемещения аэродинамическими свойствами (обтекаемостью).”
Полная кинологическая безграмотность, батенька. Не так собачки-то бегают галопом. Не обретают они вовсе статического равновесия на бегу, поскольку приземляются не на три, а на две конечности. Поочередно, на передние - на задние - на передние - на задние... Оттого у них две фазы подвисания в одном цикле движения, а не одна, как Вы описываете. Стыдно не знать! А для поддержания динамического равновесия треугольник опоры не нужен. Неужели Вам никогда не приходилось кататься на двухколесном велосипеде? Попробуйте ездить и одновременно (если получится, конечно) думать, отчего Вы не падаете. А если совместить эти два процесса не удастся, то попытайтесь хотя бы поочередно: поездить, подумать, поездить, подумать... Если с “подумать” получится, конечно.

Очень мне понравилось выражение “неизбежно следует толчок другой задней ноги, и все повторяется”. Это что же, раз собака поскакала галопом, так, пока не сдохнет, скакать будет?
И насчет аэродинамики. Опять же, никто и никогда в отношении собак ее не исследовал. И еще вопрос, что больше влияет на обтекаемость, широкая грудь или длинная шерсть, или висячие уши и прочая. Да так ли уж важна обтекаемость при сравнительно (с гоночными автомобилями) низких скоростях, развиваемых собаками? А вот люди с собаками в скорости бега вполне сопоставимы. Так вспомните, узки ли грудные клетки спринтеров-рекордсменов? Вовсе нет! Так, может быть, физическая сила имеет определенные преимущества перед хорошей обтекаемостью? Даже среди собак квадратного формата?
“Разберем теперь случай длинноформатной собаки. Тело низко на ногах, низкий центр тяжести, устойчивое положение равновесия. Толчок с задней ноги плавно передается вперед, и достаточно выброса одной передней (в норме диагональной) ноги, чтобы вернуть тело в положение равновесия после стадии невысокого зависания.

Следует поочередное приземление сначала передними ногами, затем задней толчковой ногой, после чего мгновение равновесия сменяется новым полетом за счет толчка другой задней ноги, которую вынуждает к этому натянутая тетива - согнутый позвоночник. Движение переходит в авторежим, мы наблюдаем рысь".
Ха-ха. Если выбрасывается “в норме диагональная” передняя нога, то мы наблюдаем... иноходь! Сами посудите. Задняя конечность совершает толчок, значит - отводится назад. А если при этом диагональная передняя конечность выбрасывается вперед, то другой передней конечности - односторонней с толчковой - ничего более не остается, как оказаться сзади. У всех ли рассеялись последние сомнения по поводу действительного уровня экспертской квалификации г.Ерусалимского?
И еще. В зависимости от формы рыси порядок приземления конечностей может быть различным. Но в любом случае собака опирается одновременно лишь на две диагональные конечности. А квадратно-гнездовой способ передвижения, который описывает г.Ерусалимский, к рыси никакого отношения не имеет. Вот видите, стоит только в качестве предпосылки взять любой из четырех идиотских постулатов, и глупость “переходит в авторежим, мы наблюдаем” сплошную чушь.
Напоследок приведу еще несколько интересных цитат из означенного творения, свидетельствующих... Но об этом немного погодя.
“Отказ от второго требования постулата № 2 (центр тяжести собаки лежит на вертикали, проходящей через ось маятника) трудно практически проконтролировать, поэтому мы не будем рассматривать этот случай".
Попробуй тут проконтролируй! Вдруг собака чего съела перед экспертизой - вот центр тяжести и сместился ближе к желудку. Так всегда с постулатами у сего господина и бывает: ляпнуть - ляпнул, а доказывает пусть дяденька.
Дальше не менее занимательно.
“Надо отметить, что нарушение принципа двух горизонталей нельзя, вообще говоря, рассматривать в отрыве от углов наклона тазовых костей и лопатки, и комбинации различных совместных отклонений от требований постулатов № 2 и № 3 следует рассматривать каждый раз отдельно.”
Теория без практики, как известно, мертва. А здесь следует понимать так: теория теорией (учите, ребята, на здоровье), а вот насчет практических выводов - каждый раз отдельно - обращайтесь к г.Ерусалимскому. “Модель”, конечно, мертвее мертвого, но автор для нее всякий раз оживляжей напридумывает. Чай, не впервой экспромтом фантазировать.
“Постулат № 4 как механизм преобразования формата можно рассматривать в чистом виде только при условии выполнения постулата № 1, когда позвоночный свод скомпонован по принципу 2:1:1.”
Ну а поскольку, как мы уже выяснили, проконтролировать соблюдение принципа 2:1:1 на живой собаке представляется невозможным, то отделить овец от козлищ, “чистые” случаи от “нечистых”, никто более, кроме уникального таланта г.Ерусалимского, не сможет.
“Однако в реальности мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда поясница гораздо длиннее нормы. В этом случае прогнозировать формат в зависимости от чего-либо и, в том числе, от поворота маятника около своей оси, дело крайне ненадежное. (Прошу обратить внимание, оговорка эта неспроста сделана! - А.В.) В качестве такого примера зададимся растянутым форматом за счет излишней длины поясницы. Как уже выяснено при анализе постулата № 1, туловище собаки лишено компактности, и длинная поясница наверняка не успевает вовремя передавать двигательные толчки задних конечностей. В этом случае природа часто решает проблему баланса по-своему: она уменьшает угол наклона тазовых костей, вводит в систему как норму прямозадость, что позволяет пояснице компенсаторно решить проблему баланса и согласованности фаз при перемещениях передних и задних конечностей. В результате возникает образ примитивно сложенной собаки: у нее длинная поясница, прямозадость и прямоплечесть, однако движения ее на этом уровне сбалансированы".
Чтой-то матушка-природа у нас засвоевольничала? А то, что не может она ждать милостей от г.Ерусалимского; взять их у него - ее задача! К ногтю ее надоть, неча распускать! А как вам, уважаемые читатели, нравится поясница собаки, которая решает проблему баланса? Но зато уж теперь-то мы по аналогии догадываемся, какой орган, находящийся ниже поясницы г.Ерусалимского, решает, вместо его головы, проблемы биомеханики.
А вообще-то вопрос нужно поставить так: если бы подобная “модель” была построена на объективных закономерностях, в каких целях ее можно было бы применять? Ответ: прежде всего для прогнозирования коррелятивных изменений экстерьера. В таком случае возьмем “образ примитивно сложенной собаки” и передадим его в руки самому обычному зоотехнику. Пусть попробует улучшить ей строение того же плечевого пояса согласно учению г.Ерусалимского. Собственно, нечто подобное с немецкой овчаркой мы уже проделывали. Что станется с форматом? Он уползет в запредельные дали. А если попробовать обойтись без евгенельвовичевой зауми? Так ведь обходимся, и кое-что неплохо получается!
Ну и, наконец, г.Ерусалимский, основываясь на своей “биомеханической” ереси, дает советы селекционерам.
“Первое по важности условие, которое должно быть поставлено на селекционный контроль - принцип 2:1:1 (1).
Второе - размер головы (2).
Третье - принцип двух горизонталей (3).
Четвертое - интенсивность пигментации десен (4).
Пятое - интенсивность пигментации окраса (5).”
Вот вам и финт ушами: из пяти выданных нам в назидание принципов лишь два имеют отношение к измышлениям г.Ерусалимского. Остальные три обладают определенной ценностью, но они как-то достаточно известны и без помощи этого деятеля. Ловко подмазался! Халявщик Вы, Евгений Львович.
И смотрите, что пишет этот халявщик ниже.
“...Если поголовье последовательно прошло эту многоступенчатую селекцию, то составляющие его особи:
хорошо сложены,
полноценно размножаются,
обладают хорошей координацией движений,
являются долгожителями,
имеют высокий жизненный тонус.
Надо подчеркнуть, что последовательную селекцию по пяти перечисленным инвариантам можно проводить, если популяция обладает достаточным уровнем породности и достаточным уровнем соответствия желательному конституциональному типу".
Интересное кино! Если популяция обладает указанными “достаточными уровнями”, то “составляющие ее особи” всяко-разно “хорошо сложены, полноценно размножаются” и т.д. На кой ляд тогда нужна селекция по ерусалимским “инвариантам”, если ее цель абсолютно совпадает с исходными предпосылками?
А оговорки г.Ерусалимского, касающиеся предварительных условий применения его теоретических построений на практике, я привел не зря. Ведь эти условия таковы, что никогда нельзя сказать определенно, соблюдены они или нет. Техника безопасности, надо сказать, у Евгения Львовича на высоте. А то не ровен час, найдется простак, который угробит свое поголовье в результате экспериментов “по-ерусалимскому”. А после, как у нас водится, решит кой-кому морду пощупать. Не посмотрит, что суперэксперт и экс-президент. И неправ окажется. Ему объяснят: не соблюл - вот сам и виноват! А соблюл, не соблюл - поди докажи. Никто не может, а он, мол, смог. Умник нашелся! Давай распотрошим твоих собак и скелеты промерим, сам убедишься. Не хочешь? Тогда гуляй...
Итого, с полным правом можно сказать следующее. “Биомеханическая модель” - абсолютно несостоятельная выдумка. Это не кинология, а “киноложь”. В кинологии г.Ерусалимский - пустышка, ноль. Но особо опасный ноль, который по воздействию своему на окружающих есть величина при любом раскладе отрицательная. Ведь наукообразностью “биомеханической модели” он который год дурит людей, убедив многих и многих в значимости собственной персоны как кинолога. Именно с торжественной презентации этой чуши на семинаре в Днепропетровске началось его восхождение к посту президента РКФ. И ей, этой чуши, до сих пор верят. Господину Ерусалимскому ничуть не стыдно перед людьми, которых он водит за нос. Так что и совесть у него, существуй ее датчик, отмечалась бы показателем “особо опасный ноль”. Да-с. А впрочем, что ему нужно, кроме славы?
Вернуться к началу Перейти вниз
Ева Маршева
RottKo
Ева Маршева

Сообщения : 1330
Дата регистрации : 2010-09-25
Возраст : 41
Откуда : Санкт-Петербург

Для размышления... Empty
СообщениеТема: Re: Для размышления...   Для размышления... EmptyПн Сен 09, 2013 12:21 am

http://www.irkcao.ru/stat/stat196-2.html
“Ересь ерусалимская”
Часть 1: стр. №1, №2
Часть 2. Благодарим А. Власенко за предоставленный материал
(вариант расширенный и дополненный)

Часть 2.

“- напрасно надеются те... принизить руководящую роль...
поставить под сомнение... локомобиль истории...
никому не дано... вооруженная передовым...
бред особого значения...”
(М.Успенский “Чугунный всадник”)

Вот выдержки из последнего, самого развёрнутого трактата г.Ерусалимского, каждая из которых представляет собой глупость. Мне не хочется их комментировать, хотя в некоторых случаях, каюсь, удержаться не смог. Прошу читателей самих найти нелепости фактические и логические в построениях самозваного теоретика и высказаться насчёт оных на любом из инетовских форумов, где обсуждаются темы биомеханики и локомоции собак.
Стр.37. “Спина должна <...> служить амортизатором в моменты ударов при приземлении, предохраняя внутренние органы от излишней тряски. Амортизационная функция спины в большой мере обеспечивается тем, что на большем своем протяжении спина является неподвижной опорой, где посредством 9 пар ребер она опирается на грудную кость”.
Стр.40. “Горизонтальный круп (кости таза и крестца имеют почти горизонтальный наклон, хвост высоко посажен и часто закинут на спину) чреват прямозадостью, недостаточным толчком”.
Стр. 51. “ Если же перемещения собаки начинаются с одновременного толчка задними конечностями, то тогда она совершает серию прыжков, которые образуют галоп или карьер. <...> При этомсобака выбрасывает одновременно вперед обе передние конечности, чтобы “нагнать” “вылетевший” вперед центр тяжести и в момент приземления вернуть утраченное равновесие, при котором проекция ее центра тяжести должна оказаться внутри треугольника опоры (вершинами углов являются лапы приземлившихся конечностей)”.
Стр.53. “В большинстве пород тазобедренные суставы в норме должны быть расположены на том же уровне, что и плечелопаточные. При таком строении увеличивается крепость спины и улучшается экономичность движений. Действительно:
- лопатки и подвздошные кости образуют по обе стороны позвоночного столба распорки, которые служат ему особыми амортизаторами, т.к. в момент приземления они в силу своей равновысокости принимают на себя удары одновременно и тем самым существенно уменьшают продольные колебания позвоночника;
- горизонтальная ориентированность прямых, соединяющих плечелопаточные и тазобедренные суставы, помогает собаке удерживать во время движения рысью и шагом горизонтальное положение позвоночного свода от холки до корня хвоста, т.е. сводит к минимуму работу собаки по подъему ее центра тяжести”.
Стр.54. “Все быстроаллюрные и рысистые собаки обладают длинными голенями, собакам же тяжелым и тихоходным свойственны короткие голени”
“Теперь читателю должно быть понятно, почему так часто встречаются собаки, в большей или меньшей мере страдающие высокозадостью в движении: длина их бедер недостаточна для того, чтобы они могли занять достаточно косое положение, а крестец осесть за счет достаточно согнутых коленей”.
Стр.55. “Прямозадость <...> вызывается укорочением бедер и голеней и потому их отвесным положением”.
“Саблистость вызывается обычно излишней длиной и наклоном голеней, реже - бедер, другая причина - слабость связок”.
Стр.60. (об ускоренной рыси) “Первой движение начинает задняя нога, и на некоторое время, прежде чем совершить толчок, она принимает на себя значительную часть тяжести тела, поддерживая и одновременно продвигая его вперед. И только в момент приземления односторонней передней ноги ее поддержка облегчается.<...> Выдвигая заднюю конечность несколько раньше, такая собака вынуждена ставить ее сбоку односторонней передней конечности, что заставляет ее бежать боком...”.
Стр.61.(о стелющейся рыси) “Эта рысь возникает также при НЕОДНОВРЕМЕННОМ движении диагональных конечностей. Но в данном случае ТОЛЧОК ЗАДНЕЙ конечности ОПЕРЕЖАЕТСЯ ВЫДВИЖЕНИЕМ ОДНОСТОРОННЕЙ ПЕРЕДНЕЙ конечности, В СЛЕД которой по окончании стадии зависания и ставится эта задняя нога. Толчком другой задней ноги, перенесенной В СЛЕД односторонней ей передней, тело собаки вновь продвигается вперед и приподнимается в воздух ПОСЛЕ того, как эта передняя нога ПРЕДВАРИТЕЛЬНО выносится вперед, едва исходно выброшенная передняя нога касается поверхности. Важным является то обстоятельство, что приземление собаки на передние конечности при этом аллюре происходит раньше, чем на диагональные им задние, вследствие опережающего выноса передних”.
Стр.62. (о карьере) “После резкого толчка обеих задних конечностей собака выбрасывает вперед обе передние конечности, приземляясь на них поочередно. В это время туловище собаки, пролетевшей вперед, резко сгибается в пояснице. Передние ноги, осуществляя поддержку в момент падения собаки, уходят по инерции назад под собаку и в крайнем косом положении продолжают выполнять функцию поддержки. Происшедшее резкое сгибание поясницы и спины заставляет собаку одновременно выбросить задние конечности впереди передних. В этот момент задние конечности расставлены шире передних и расположены одна впереди другой. Резким разгибанием спины и поясницы в сочетании с мощным толчком задних конечностей собака отрывает тело от земли, с тем чтобы совершить новый прыжок по уже описанной схеме...”.
(о галопе) “Похож на карьер тем, что он также представляет собой серию больших последовательных прыжков. Отличие же состоит в меньшем сгибании спины и поясницы, а также в том, что задние конечности не опережают передние в момент приземления. В силу меньшей инерции передние конечности не занимают такое крайнее косое положение, как при карьере. И новый прыжок начинается с их резкого отталкивания от земли, после чего уже следует толчок задних конечностей, и все повторяется”.
Стр. 76. “Вместе с тем по ходу этого традиционного изложения мы время от времени останавливали внимание читателя на некоторых принципиально новых положениях, важных для правильного понимания наиболее общих закономерностей сложения собаки и преодоления сложившихся заблуждений.<...> Мы рассмотрим биомеханическую модель собаки, идея которой складывалась у автора постепенно в процессе длительной практической работы по разведению и экспертизе собак различных пород и была успешно применена в селекционной практике последних двадцати лет.
За последние годы, после публикации статьи “К вопросу о сложении, движении и разведении собак с позиций модельного подхода” в официальном журнале FCI и ее многочисленных зарубежных перепечаток в кинологических изданиях разных стран всех континентов, биомеханическая модель стала широко известной.<...>
Предлагаемая модель выдержала проверку статистическими методами на большом статистическом материале.<...>
Действие модели распространяется на большинство пород собак, среди которых исключение составляют борзообразные и некоторые породы, созданные за счет культивирования специфических признаков (денди динмонт, глен оф имаал, бедлингтон терьеры, ЮРО, бобтейл, фила бразилейро), а иногда и дегенеративных свойств (английский и французский бульдоги, пекинесы...)”.
Стр.78. Постулат 6, или принцип двух вертикалей.
- Проекции локтевых и коленных суставов на вертикальную плоскость, проходящую через продольную ось собаки, расположены на двух вертикальных прямых, проведенных соответственно через холку и подвздошный бугор.
Постулат 7, или принцип соответствия углов конечностей собаки длине ее туловища.
- Косая длина туловища собаки равна расстоянию между ее передней конечностью и отставленной задней при вертикальной плюсне”.
Стр. 81. “...Требование перпендикулярности прямых (1) и (2) не только иллюстрирует на “высшем уровне” тот же принцип, обеспечивающий наиболее экономичную работу маятника по передаче толчков, но и устанавливает факт отсутствия независимости наклонов лопатки и подвздошных костей”.
“Утверждение постулата 3 - требование, чтобы вертикаль, опущенная из оси маятника, проходила через центр тяжести собаки, связано со специальным условием механики - сходящейся системы сил. Это требование проще всего пояснить на примере собаки, передвигающейся рысью. Односторонние конечности, регулярно сходящиеся под собакой в моменты приземления, максимально приближаются к проекции центра тяжести, что обеспечивает возможность для опорной задней конечности оказать наилучшую поддержку собаке в положении неустойчивого равновесия”.
Стр.82-83. “...Рассмотрим теперь амортизационный механизм, состоящий из двух пар расположенных по обе стороны позвоночника “распорок” и “подпорок-распорок”.
Каждая пара распорок образована малоподвижной лопаткой и неподвижной подвздошной костью таза. Каждая пара подпорок-распорок образована подвижными плечевой и бедренной костями, которые в стойке играют только роль подпорок, а в движении чередуют роли подпорок и распорок в зависимости от раскрытия или закрытия углов.
Лопатка с плечевой костью, также как и подвздошная кость с бедренной, соединены соответствующими суставами, благодаря которым они колеблются во время движения собаки около прямых (А) и (В) и тем самым существенно смягчают удары, приходящиеся на долю позвоночника.
Очевидно, что уже распорки воспринимают на уровне (А) эти удары в смягченном виде, так как подпорки-распорки, работая как рессоры, предварительно погашают их на уровне (В). Благодаря принципу двух горизонталей, этот амортизационный механизм работает в оптимальном режиме. Т.к. максимально стабилизирует горизонтальное положение позвоночника при передвижении собаки рысью или шагом. Действительно, только в этом случае возмущающие воздействия, возникающие при толчках и падениях, погашаются подпорками-распорками одновременно (их оси равновысоки), а затем одновременно погашаются распорками (их оси также равновысоки), чего не происходит во всех других случаях”.
Стр. 84. “К примеру. Нарушено требование постулата 2 и угол между прямыми (1) и (2) острый. Здесь могут быть рассмотрены два случая.
Случай первый. Тазовые кости наклонены по отношению к крестцовому отделу позвоночника в норме (обычно за нормальный принимается угол от 20 до 30 градусов). Тогда лопатка наклонена более отвесно, шаг передней ноги более короткий, собака семенит передними ногами.
Случай второй. Тазовые кости наклонены более нормы по отношению к крестцовому отделу (угол больше 30 градусов), но угол наклона лопатки - правильный. Здесь мы сталкиваемся с примером скошенного крупа. Вариантов в этом случае, как правило. Два. Или бедренная кость входит в вертлужную впадину под углом 90 градусов (норма!), и тогда вся система рычагов задних конечностей имеет чрезмерно выраженные углы суставов (голень занимает положение, близкое к горизонтали, плюсна наклонна), проявляется саблистость, требуются чрезмерные усилия, чтобы разгибать эту систему, - в результате возникает слабость задних конечностей и связанность их движений. Или бедренная кость сопряжена с тазовыми костями под тупым углом (само бедро занимает положение, приближающееся к вертикали), тогда в движениях появляется высокозадость, так как импульс задней ноги, в норме адресованный холке, теперь передается крестцу - возникает второй мускульный центр, и в движениях появляется дополнительная погрешность - килевая качка. Кроме того, отмечается укороченность шага задней ноги.
Рассмотрим теперь ситуацию, когда угол между прямыми (1) и (2) - тупой. Как и в предыдущем случае, начнем с нормального положения тазовых костей. Здесь лопатка вынуждена занять более косое (удаляющееся от вертикали) положение. Такой наклон лопатки вызовет неадекватное удлинение длины шага передней ноги, возникнет дисбаланс в движениях передних и задних конечностей, произойдет сбой по фазе, который собака постарается компенсировать подъемом шеи, чтобы укоротить шаг передней ноги.
Однако при косом положении лопатки и плеча естественный постав шеи - низкий, и высоко держать голову собака долго не сможет, быстро устанет, - снова начнет сбоить, перейдет на иноходь, т.е. боковую качку, считающуюся порочным аллюром у собаки.
Пусть угол между тазовыми костями и крестцовым отделом меньше нормы (меньше 20 градусов), т.е. произошло выпрямление крупа. Соответственно, и бедренная кость заняла положение более отвесное, выпрямились углы задней ноги и укоротился ее шаг - мы сталкиваемся с прямозадостью.
(Стр.86) Отказ от требования постулата 3 (центр тяжести собаки лежит на вертикали, проходящей через ось маятника) связан, как следует из нашего прежнего объяснения, с ухудшением поддержки собаки на рыси и, по очевидным соображениям, чреват мягкостью спины”.
88. “Представим себе правильно стоящую собаку сбоку: собака подалась вперед в напряженной стойке, ее передние конечности образуют вертикальные подпорки, а задние отставлены назад с вертикальными плюснами. Холка и локоть такой собаки лежат на одной вертикали, а корень хвоста и колено - на другой вертикали.<...>
Такая конструкция особенна.
1. Поддержка части позвоночника между холкой и корнем хвоста (ХКХ), образуемая с каждой стороны локтем и коленом, оптимальна. Действительно, поддержка позвоночника (ХКХ) с помощью опоры с каждой стороны на локоть и колено оптимизируется в стойке буквально: отрезок (ХКХ) проецируется точно на отрезок (ЛК), т.е. ХКХ »ЛК.
В движении рысью эта опора, становясь подвижной, также оптимально поддерживает позвоночник на протяжении (ХКХ): расстояния между локтем и коленом с каждой стороны при работе диагональных конечностей колеблются равным образом в разные стороны около значения (ЛК): растяжение отрезка (ХКХ) под действием пары раскрытых в воздухе диагональных конечностей компенсируется в такой же мере его сжатием за счет действия подпирающей собаку другой диагональной пары”.
89. “Если бы конечности собаки имели характер вертикальных подпорок, то опорная база собаки в точности бы равнялась ее косой длине. Системой рычагов тело собаки выдвинуто вперед по отношению к опорам, однако это не меняет опорной базы, ее линейных размеров. Мысль о том, что тело собаки выдвинуто вперед на различное расстояние от передних и задних опор, неправомерна, т.к. иначе шаги передних и задних конечностей различались бы по длине”.
“Так благодаря выпуклой спереди груди создается дополнительная боковая поверхность грудной клетки, пригодная для размещения более длинных лопаток и плечевых костей, способных теперь образовывать более выраженный угол плеча. Кроме того, касание локтей этой дополнительной боковой поверхности при шаге вперед уточняет их направление, что улучшает поступательный (90) характер движений передних конечностей. Наконец, вследствие возникшего удлинения груди увеличивается объем легких”.
90. (О галопе).”Толчок большой силы создаст большую вертикальную составляющую и вызовет прыжок такой высоты, когда равновесие сможет быть возвращено только за счет значительного выброса вперед и вверх передних конечностей с их последующим поочередным (для преодоления инерции движения) приземлением. В противном случае собака “не догонит” телом центр тяжести, он окажется вне треугольника опоры в момент приземления, что вызовет потерю равновесия”.
91.(О рыси бросками). “ В момент приземления собаки обе односторонние конечности располагаются в крайне встречном расположении под центром тяжести: задняя - в режиме опоры, передняя - в режиме отрыва от земли или в режиме касания перед отрывом. ...
Во втором случае собака успевает оторвать переднюю ногу от поверхности с небольшим опозданием, уже после того как односторонняя с ней задняя нога опускается на землю одновременно с выброшенной вперед диагональной передней ногой. При таком расположении конечностей (92) на короткое время возникают три точки опоры (устойчивое равновесие), сменяющиеся на две после отрыва от земли запаздывающей передней. В момент задержки опора туловища на “лишнюю” переднюю ногу позволяет разгрузить опорную заднюю ногу, и в этом - позитивная ее роль.
Однако напряжение опирающейся в крайне косом положении передней ноги утомляет собаку, а возникающее устойчивое равновесие, хотя и кратковременное, все же замедляет продвижение вперед.
При таком аллюре собаке приходится ставить задние конечности сбоку и несколько впереди передних, и чем значительнее углы задних конечностей и короче туловище собаки, тем отчетливее проявляется эта тенденция, тем более боком движется такая собака, все больше отклоняясь от направления движения.
Все это в совокупности делает рассматриваемый аллюр недостаточно продуктивным, который, не являясь в чистом виде рысью бросками, имеет тенденцию превратиться в ускоренную рысь”.
93. (о стелющейся рыси). “Тело - ниже на ногах, ниже и дальше от переда центр тяжести, положение равновесия устойчивее, углы конечностей выражены больше.
Рысь бросками потребовала бы от такой собаки чрезмерных усилий при разгибании значительных углов задних конечностей, поскольку преимущественно им пришлось бы поднимать и продвигать далеко вперед центр тяжести...
Для собаки рассматриваемого формата более экономична работа конечностей с опережающим выносом передних: при таком фазовом сдвиге происходит предварительное смещение центра тяжести вперед и вниз, что существенно облегчает его последующее продвижение посредством толчков диагональных задних конечностей.
... Односторонние конечности, сходясь под туловищем собаки на этапе приземления, оказываются расположенными непосредственно под центром тяжести: задняя - в режиме опоры, передняя - в режиме заканчивающегося в воздухе крайнего движения назад, заблаговременно освободив место для приземления задней ноги и помогая ей “дотянуться” до проекции центра тяжести на землю. ... Нагрузка на подпирающую заднюю ногу в этом случае оказывается короче и меньше, чем на рыси бросками, т.к. ее опиранию предшествует приземление исходно выброшенной передней ноги, успевающей взять на себя значительную часть веса собаки.
...(94) Незначительность подъема собаки на стадии зависания вызвана на этом аллюре не только исходным низким положением центра тяжести в стойке, но и тем, что уже в начале движения он дополнительно опускается при вымахе передней ноги.
После подробного объяснения этапов стелющейся рыси и причин ее продуктивности становятся более понятны проблемы ускоренной рыси”.
97. “Для того чтобы собака легко брала “с места в карьер”, она должна быть к нему постоянно готова. Следовательно, ее конструкция должна обеспечивать близость ее силуэтного рисунка в статике и на экстремальной фазе прыжка перед приземлением, когда конечности “пересекают” друг друга. ...
98. Вообразим теперь себе, что эту собаку, вернее ее идею, мы получили, взяв исходно классический силуэтный вариант и “подвесив” его за позвоночник в такой точке и настолько высоко, чтобы под собакой могли уместиться длинные и хорошо согнутые в суставах задние конечности.
Где должна оказаться эта точка “подвеса”?
С одной стороны, она должна быть расположенной дальше от задних конечностей, т.к. в противном случае не будет обеспечена необходимая колеблемость зада (очевидно, она должна оказаться больше колеблемости переда). С другой стороны, передвигать эту точку ближе к холке - означает слишком круто поставить лопатку, распрямить плечо, т.е. укоротить шаг передней ноги. Кроме того, при прямом плече собака имеет много шансов в момент поимки зверя перевернуться через голову. Вместе с тем точку подвеса и нельзя передвинуть существенно близко к холке, поскольку в этом случае она попала бы в область спины, где позвоночник плохо сгибается (неподвижная опора!). Значит, точку подвеса следует помещать в области поясницы. ...
Промеры борзых, как в отдельно взятых выборках, так и в массе (на Московской выставке 1986 г. и на Всероссийской выставке 1987 г. - всего 156 собак) показали, что статистически нормальным для борзой является соотношение 1,7: 1,3: 1. Это же соотношение подтвердилось при промерах лучших собак ринга.
Интересно отметить, что удлинение поясницы произошло вследствие удлинения тел позвонков почти в 1,5 раза”
99. “Нам осталось теперь ответить на вопрос, какая сила выгибает вверх позвоночник борзой и держит его под постоянным начальным напряжением.
Произведенные на большом количестве собак промеры, как усредненные, так и на лучших представителях, показывают, что угол маятника борзой - острый, порядка 60°. Именно острый угол и держит под напряжением позвоночник борзой уже в статике. Но что не менее важно. Он раскрывается до величины прямого на взлете борзой, когда необходимо поднять ее тело минимальным усилием.
100. “Замечено, что борзые, обладающие глубокой грудью (т.е. грудью, доходящей до локтя) часто переворачиваются через голову, ударяя локтями о низкую грудину.
О формате. Для борзой естественно иметь несколько растянутый формат, так как иначе она обладает выпрямленным плечом (случай квадратного формата), т.е. укороченным шагом передней ноги; в результате у нее нарушается согласованность движений передних и задних конечностей, и собака не может развить нужной скорости, поскольку ее передние конечности “отстают” от задних, либо собака меняет аллюр - переходит на галоп, не будучи способной продолжать движение карьером, что также ведет к потере в скорости. Кроме того, мы уже отмечали, что прямоплечая собака легко переворачивается через голову в момент поимки зверя, поскольку прямое плечо сопряжено с отвесной пястью, т.е. с плохой амортизацией в момент резкой остановки, когда собаке надо мягко и быстро “приникнуть” передом к земле, а она вместо этого способна лишь жестко “тыкать” передними ногами. И, наконец, еще одно важное обстоятельство: удлинение формата ведет к большему исходному сгибанию задних конечностей в суставах и тем самым при их разгибании обеспечивает большую длину их шага”.
101. “Очевидно, что борзая, будучи особенной по своему движению и строению, представляет собой особый интерес в плане “патологии” по отношению к норме, каковой мы считаем общую модель, заставляющую подчиняться своим законам большинство “собачьих” пород и в этом смысле названную нами классической.
В противовес этому, немецкая овчарка являет собой образец, на котором ярко и безусловно “работает” модель, в полной мере реализуя сформулированные постулаты”.
102-103. “Грудная кость слабо изогнута, и ребра “входят” в позвоночник и в грудину практически отвесно”. “...При слабо выдающейся вперед грудине (вследствие слабого изгиба ее передней части) практически невозможно культивирование хорошо выраженного угла плеча. Это влечет за собой более крутой, чем хотелось бы, постав лопатки, следовательно, более пологий постав подвздошной кости (см. постулаты модели), соответственно более отвесное положение бедра и в результате - меньший размах бедра”.
“Если грудной кости придать большую, чем прежде, кривизну и сделать при этом особый акцент на ее изогнутость в передней и нижней частях, то связывающие ее с позвоночником передние ребра отреагируют наклоном и собственным изгибом: теперь они представляют собой серию последовательно плавно изогнутых рессор, под острым углом “входящих” в грудную кость в ее передней и нижней частях. Такая конструкция позволяет овчарке существенно смягчить амортизацию передней части спины при ударах в момент приземления и одновременно дает возможность значительно увеличить угол плеча за счет сильно выдающегося вперед выступа грудины”.
106. “Если же грудь собаки не достает до локтя, то локти такой собаки приобретают лишние степени свободы, не имея возможности в движении прислоняться к груди. Такие “свободные” локти - источник больших потерь в скорости на рыси, поскольку они не могут не “болтаться” в поперечном отношении”.
108. “Утверждается, что бедро естественно отставленной задней ноги собаки перпендикулярно седалищным костям, а бедро подставленной ноги перпендикулярно подвздошным костям. При таких особенностях тазобедренной конструкции разгибателям (отставленная нога) и сгибателям (подставленная нога) требуется минимум усилий для того, чтобы собаке было “удобно” стоять при хорошей длине шага отставленных задних конечностей и чтобы в движении на крайнее отведение бедра назад и вперед ей не приходилось бы расходовать слишком много силы. Очевидно, что величина подвздошно-седалищного угла предопределяет длину шага задних конечностей. Очевидно также, что у рысистых собак, которым нужен больший последовательный шаг задних конечностей, этот угол менее тупой, а у скачущих собак - более тупой”.
117. “И в стойке, и тем более в движении, равновесие в большей степени зависит от баланса, образующегося системой, в которой отставленные задние конечности противовесом имеют вынесенные вперед голову и шею. Совершенно очевидно, что значительно отставленная задняя нога требует особенного вынесения вперед головы и шеи (типичный пример - немецкая овчарка). Наоборот, подставленные задние конечности (представители квадратного формата) в достаточной мере компенсируются только высотой подъема головы и шеи.
118. Без действия таких “весов” равновесие собаки не образуется. Если мы мысленно соединим, глядя на собаку сбоку, лапу отставленной ее задней ноги с затылком (собака стоит в тонусе), то получится некое “коромысло”, средняя длина которого по отношению к корпусу собаки не может быть случайной”.
119. “... От челюстей собаки требуется крепкая хватка, и она будет тем сильнее, чес ближе к пропорциям яйца будет соотношение лицевой и черепной частей головы собаки. У собак, для которых сила хватки требуется предельная, сами контуры головы приобретают яйцевидные очертания (вспомним бультерьера или русскую псовую борзую)”.
123. “Рассмотрим теперь пропорцию 3, согласно которой косая длина собаки через золотое сечение предопределяет длину диаметра собаки, т.е. в том числе и совокупную длину шеи и шага задних конечностей.
Допустим, селекционер ставит перед собой задачу культивировать длинную голову. Как воспользоваться при этом пропорцией 3?
Очевидно, что надо начать селекцию по длине голени”.
152. “...Более развитая в передней части грудь создает дополнительное пространство, полезное не только для увеличения емкости легких, но и для лучшей опоры локтя (самого слабого сустава собаки) на грудь в момент выноса передней конечности вперед...”.
158. “Грудь считается глубокой, если ее нижняя часть проходит не выше уровня локтей. В этом случае локти, как уже отмечалось, имеют опору на грудь, что важно, т.к. они являются самыми слабыми суставами у собаки и в противном случае (мелкая грудь) имеют лишние степени свободы, нарушая поступательный характер движения”.
“До сих пор длину груди мы измеряли длиной грудного отдела позвоночника, т.е. спиной, поэтому в дальнейшем будем называть длину спины базовой длиной груди”.
161.”Собакам же квадратного формата, предназначенным для прыжка, сильно выдающийся спереди костистый бугор служит помехой при преодолении препятствий и легко подвергается ушибам. Мы лишний раз видим, как “красота” становится нецелесообразной, если она не функциональна. Вместе с тем очевидны погрешности собаки, обладающей плоской спереди грудью (“распахнутой”): косая длина груди недостаточна, локти не имеют необходимой опоры и страдают излишней “свободой”, угол плеча недостаточен”.
“Напоследок заметим, что эти округлые “добавки” к туловищу (круп и форбруст) придают ей свойственные приметы женственности, в отличие от кобелей, чей рисунок должен быть гораздо более жестким”.
164. “Почему неспешная рысь этих собак все же экономична, несмотря на недостаточный в стойке угол плеча?
Обратим внимание на рычаг, образуемый шеей, лопаткой и плечевой костью, в котором плечами рычага являются параллельные друг другу шея и плечевая кость. При движении рысью шея с головой выдвигаются вперед под действием достигшего их толчка, посланного задними конечностями. При этом шея становится перпендикулярной лопатке в соответствии с уже упоминавшимся правилом механики об условии минимизации силы, совершающей работу на данном направлении. Плечевая кость также становится перпендикулярной лопатке и удерживает угол плеча прямым (!) при крайнем положении находящихся в противофазе передних конечностей, обеспечивая тем самым экономичность работы плечевого сустава”.
172. “У собаки растянутого формата центр тяжести смещен назад, что очевидно на уровне здравого смысла ...
... У растянутой собаки часть ее веса, приходящаяся на задние конечности, возрастает, что увеличивает их опорную нагрузку. Под действием увеличившейся нагрузки задние конечности сгибаются во всех суставах, что вынуждает собаку отставлять их назад, т.к. ей трудно стоять на согнутых задних ногах, поскольку их функция в основном толчковая, а не опорная”.
173. “Итак, задние конечности отставлены. Для удержания равновесия, как уже указывалось, собака выдвигает вперед голову и шею. Удерживать их в таком положении собаке будет нетрудно, т.к. нагрузка на переднюю часть собаки уменьшилась вследствие отодвинутого назад центра тяжести. А дальше вступает в силу уже рассмотренная логика. Наклон шеи вызовет параллельный наклон плечевой кости под действием рычага “шея-лопатка-плечевая кость”. Увеличатся углы плечелопаточных и локтевых суставов. Локти “уйдут” назад под собаку, и возникшее выдвижение вперед всей передней части собаки будет компенсировано “проседанием” пястей с целью удержания равновесия. Образ растянутой собаки с характерными для нее углами конечностей получен”.
177. ... Высоконогим терьерам свойственны весьма узкий постав передних конечностей и широкий постав задних конечностей, обусловленный галопом - характерным для них аллюром, при котором задние конечности в момент приземления не должны задевать передние. Для галопирующих доберманов широкий постав задних конечностей также характерен, но постав передних конечностей шире, чем у терьеров, - умеренно широкий. Русская псовая борзая, с ее характерной способностью скакать карьером, должна иметь особенно широкий постав задних конечностей и узкий постав передних конечностей”.

А вот пример самой дикой чуши, для возникновения которой в недрах здоровой головы нужны предпосылки, эквивалентные не менее чем трем бутылкам водки, принятым натощак и без грамма закуски.
Стр.179. “...Если верно, что ЦЕНТР ТЯЖЕСТИ движущейся собаки в момент приземления ПРОХОДИТ через ее ГЛАЗ, то понятно, почему ЛАПА вынесенной вперед для опоры передней ноги в этот же момент в норме ЛЕЖИТ НА ТОЙ ЖЕ ВЕРТИКАЛИ. Допущение о такой локализации центра тяжести правомерно по нескольким причинам.
Во-первых, центр тяжести на этой фазе движения не может быть расположен ни впереди головы (в этом случае собака упадет), ни позади головы (в этом случае собака не двинется), т.е. он проходит через область головы.
Во-вторых, центру тяжести естественно находиться спереди от “автопилота” собаки - ее вестибулярного аппарата, т.е. на уровне глаз, чтобы собака могла смотреть себе точно под ноги и вовремя координировать зрительные и равновесно-слуховые импульсы”.
И далее еще с полстраницы не менее бредового развития сей сверхценной идеи. Домысливая ее в том же духе, совсем нетрудно прийти к заключению, что центр тяжести самолета, летящего со скоростью звука, находится примерно на два километра впереди пилота.
180. (О “гарцевании”). ”Такая аномалия свойственна коротким высоконогим собакам с коротковатой шеей (итальянская левретка, карликовый пинчер, той терьеры), когда только подъемом передних ног обеспечивается выполнение условия: глаз и лапа вынесенной вперед опорной ноги лежат на одной вертикали. Эта тенденция усиливается, если собаки с подобной идеей сложения обладают к тому же утрированными углами задних конечностей: им приходится поднимать длинные передние конечности тем более высоко, т.к. в противном случае они рискуют наступать на них задними или вынуждены двигаться ускоренной рысью”.
185. “Брахицефалы, т.е. собаки, поперечный размер головы которых превышает продольный...”.
191. “В среде собаководов немало скептиков, подвергающих сомнению компетентность многопрофильных экспертов, тем более - экспертов по всем породам собак - All-rounder’ ов. Тем не менее такие эксперты - “многостаночники”, высококомпетентные в огромном количестве пород, существуют. Их немного в любой стране, потому что каждый из них, помимо традиционных знаний, должен обладать энциклопедической образованностью, феноменальной памятью и талантом чувствовать самые разные стили”.

Послесловие.

“- ...единственно верным путем дефекации... ”
(М.Успенский “Чугунный всадник”)

Теперь же давайте-ка вместе глянем на некоторые рисунки, размещенные в опусе г.Ерусалимского, а вместе с тем глянем и на самого г.Ерусалимского, но уже под другим углом - как на беззастенчивого воришку (просьба не путать с застенчивым голубым воришкой Альхеном из бессмертного произведения Ильфа и Петрова - тот, когда воровал, краснел; наш же герой, в отличие от него, украденное и присвоенное укрывает под сенью закона об авторском праве). А мы с полной уверенностью можем смотреть на г.Ерусалимского в таком ракурсе, поскольку сравним рисунки эти с иллюстрациями из книжки Рашель Пейдж-Эллиот “Движения собак” (Библиотека Всесоюзного Пудель-Клуба. М.; 1993). Рисунок 102 - с иллюстрацией Эллиот со страницы 27, рисунок 105 - с той, что имеется на странице 69, а 107 - с приведенными на страницах 85, 87 и 88. И обнаружим при сравнении разительное и явно не случайное сходство! Более того, легко установим и технику исполнения плагиата. Например, взяв серию изображений галопирующего уиппета, некто аккуратно, через кальку или копирку, перекатал все их, точь в точь, в каждой фазе движения, а затем, чтобы скрыть факт кражи, переделал уиппета в жесткошерстного фокстерьера, благо на бумаге такую операцию проделать элементарно просто. Ирландского сеттера таким же макаром превратил в английского, спрингер-спаниеля - в английского коккера. Немецкую овчарку, не мудрствуя лукаво, подогнал под кане-корсо. А бобтейла - так, бобтейлом, и оставил. Причем даже масштаб изображений сохранил прежний!
Я, признаться, поначалу, раскрыв книжку, слегка удивился: неужто наш герой на старости лет научился наконец-то сносно рисовать? Но почему тогда рядом с приличного качества рисунками находятся и сделанные в его обычной примитивной манере? Присмотрелся повнимательнее - ан где-то я уже кое-что из этого видел, притом именно лучшее. Подумал секунду-другую и вспомнил! А кто же у нас значится автором рисунков? А их двое: сам Евгений Ерусалимский и Марина Островская, - так что где чье творчество, сразу и не догадаешься. Да оно и не слишком важно. И вот почему. Книжка Эллиот числится в списке литературы, приведенном г.Ерусалимским в конце его “эпохалки”. Выходит, не видеть этих рисунков он попросту не мог, и либо сам их спионерил, либо решительно не узнал в новом, слегка измененном виде. Допускаю, что г.Ерусалимский предпочтет свалить главную вину в плагиате на М.Островскую. Но в последнем случае возникает закономерный вопрос: а где в ту пору был его “природный” глаз-алмаз эксперта-всепородника ФЦИ? Тот самый глаз “художественно одаренного почитателя красоты”, что позволяет ему за три минуты оценить и описать в ринге любую собаку? Ведь вряд ли Евгений Львович берет с собой указанный орган только на выставки. И что же? Вот я, например, хотя давненько уж экспертизой экстерьера не балуюсь, однако ж опознал украденное почти сразу. Ну а теперь ответьте нам, г.Ерусалимский, кто же Вы есть на самом деле: сознательно крадущий плагиатор или бездарный и лживый эксперт?

Евгений Львович, Ваша околонаучная ахинея, развешенная на ушах собаководов не только в России, но и далеко за ее пределами, уже была отмечена высшей наградой Ликбеза - Звездой Профанации Международной категории. За “киноложство” в изощренной и извращенной форме. А за новые публикации получите-ка еще две. Теперь Вы - трижды Звездец!
А вы, господа кинологи:
- Хорхе Нэллем, эксперт ФЦИ по всем породам собак, Президент Уругвайского Кеннел Клуба,
- Карл П. Райзингер, Вице-Президент ФЦИ,
- Вэс Стэйси, эксперт ФЦИ, Вице-Президент Австралийского Кеннел Клуба,
- Агнес Ганами Кертес, эксперт ФЦИ по всем породам собак, Председатель выставочной комиссии Израильского Кеннел Клуба,
давшие хвалебные отзывы на “ересь ерусалимскую”, впавшие в разные степени восхищения ею, теперь скажите сами, чего вы стоите как кинологи, как знатоки собак? Хотите, подскажу? Н
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




Для размышления... Empty
СообщениеТема: Re: Для размышления...   Для размышления... Empty

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Для размышления...
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Форум RottKo-Spb :: Общий :: Беседы обо всем-
Перейти: